А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Алкаев Олег

Расстрельная команда


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Расстрельная команда автора, которого зовут Алкаев Олег. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Расстрельная команда в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Алкаев Олег - Расстрельная команда без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Расстрельная команда = 76.95 KB

Расстрельная команда - Алкаев Олег -> скачать бесплатно электронную книгу




Аннотация
Книга Олега Алкаева «Расстрельная команда» — это не просто записки очевидца или рассказ о пенитенциарной системе Беларуси. Эта книга — уникальный документ, первый современный документ о процедуре смертной казни, автор которого двадцать семь лет проработал в органах исполнения наказаний и пять их них руководил группой по приведению в исполнение смертных приговоров.
Олег Алкаев
Расстрельная команда
Предисловие
Недавно в России издана книга «Расстрельная команда», автором которой является Олег Алкаев, возглавлявший в течение пяти лет самое главное карательное подразделение МВД Беларуси — «расстрельную команду», группу по приведению в исполнение смертных приговоров. Кроме того, Олег Алкаев является одним из главных свидетелей по делу громких исчезновений в нашей стране.
Книга Олега Алкаева «Расстрельная команда» — это не просто записки очевидца или рассказ о пенитенциарной системе Беларуси. Эта книга — уникальный документ, первый современный документ о процедуре смертной казни, автор которого двадцать семь лет проработал в органах исполнения наказаний и пять их них руководил группой по приведению в исполнение смертных приговоров.
Изложение материала в книге построено в форме ответов на вопросы, составленные одним журналистом, поскольку Олег Алкаев, получив предложение высказать свой взгляд на белорусские события, впервые решил не доверять свои мысли журналистским комментариям, а написать сам. Как отметил автор, сейчас в Беларуси такие нравственные категории как ложь, лицемерие, цинизм возведены в ранг официальной, государственной политики, поэтому повышается значимость каждого слова, каждой запятой, ибо неверно истолкованная фраза становится опаснее пули.
Его свидетельства проливают свет на многие вопросы, касающиеся тюремного быта, взаимоотношений администрации исправительных учреждений с заключенными, писаные и неписаные лагерные законы и традиции — все, что касается пребывания людей за колючей проволокой. Кроме того, Олег Алкаев лично знаком с высшими должностными лицами страны, силовых ведомств и, только находясь в вынужденной эмиграции, он смог рассказать правду о тех событиях, свидетелем которых непосредственно являлся. У него нет прямых улик, указывающих на виновных в похищении и уничтожении известных деятелей белорусской оппозиции, но есть факты, свидетельствующие о преступной деятельности высших должностных лиц республики.
Описывая хронику событий 1999 года, Олег Алкаев указывает и на причину, по которой молчат те, кому известно если не все, то очень многое, что может пролить свет на тайну исчезновения политических противников Лукашенко. Эта причина — страх: «Страх, порожденный еще большим страхом, поскольку „всенародно избранный“ президент Лукашенко сам очень боится. Боится расплаты за содеянное. И вполне обоснованно. Именно страх перед расплатой заставляет его идти на такие непопулярные меры, как продление президентских полномочий. Именно страх толкает его на унизительные реверансы в сторону президента России. Да и не только его одного. Именно страх заставляет его верещать на весь мир об отцовской любви к генералам, которых он давно и искренне ненавидит и опасается. И, конечно, давно бы откупился их головами, если бы не боялся при этом потерять свою. Страх заставляет терпеть их присутствие во власти, ибо настолько крепко держат они его за глотку, настолько он уязвим для шантажа, что переход любого силовика в стан оппозиции делает его абсолютно голым и беззащитным».
Можно ли бесконечно жить в страхе? Или держать в подчинении целую страну? Каждый должен ответить на эти вопросы сам. В предисловии к изданию автор «Расстрельной команды» отмечает, что в итоге хотел получить почти официальный документ, который при необходимости можно будет использовать как протокол допроса и приобщить к соответствующему уголовному делу. Действительно, те преступления, которые совершила власть в отношении своих политических противников, заслуживают соответствующего наказания — наказания по всем статьям. Рано или поздно, но уголовное дело будет возбуждено, и никакое раскаяние не сможет оправдать жестокость и цинизм власти, правда, в вероятность подобного покаяния и не верится.
Ян Стэфанчук
От автора
Идея написания этой книги возникла у меня сравнительно недавно, уже после вынужденной эмиграции в Германию. Причин тому несколько. Прежде всего, многих моих новых знакомых, особенно среди журналистов, очень интересуют вопросы жизнедеятельности системы исполнения наказания — тюрем, следственных изоляторов и колоний — как в советские времена, так и в последние годы. В частности, взаимоотношения администрации исправительных учреждений с заключенными, образ жизни лиц, лишенных свободы, их нравы и особенности поведения, тюремная «иерархия», писаные и неписаные «лагерные» законы и традиции, а так же многие другие условия и обстоятельства пребывания людей за колючей проволокой. В общем, их интересует та подводная часть «гулаговского айсберга», которая в силу существующего дефицита достоверных сведений крайне редко освещается средствами массовой информации. Объектом особо повышенного интереса является тема, связанная с процедурой исполнения смертных приговоров. Вокруг этого сверх секретного мероприятия крутится столько легенд, домыслов и откровенных сплетен, что они поражают даже мое воображение, бывшего сотрудника МВД, в течение пяти лет возглавлявшего самое главное карательное подразделение МВД Белоруссии — «расстрельную команду» — группу по приведению в исполнение смертных приговоров.
Поэтому, чтобы не распыляться на разрозненные, бессистемные рассказы, не повторяться и не запутаться самому в «лабиринтах» прошлых событий, я расскажу о пенитенциарной системе с учетом своего двадцатисемилетнего опыта службы в органах исполнения наказания.
Кроме того, ранее в отечественных и зарубежных средствах массовой информации я неоднократно делал различные заявления относительно политических событий, происходивших в Белоруссии при президенте Лукашенко, и неоднократно давал подробные объяснения по фактам преступной деятельности высших должностных лиц республики, подозреваемых в похищении и уничтожении известных деятелей белорусской оппозиции: Ю.Захаренко, В.Гончара, А.Красовского и оператора российского телеканала ОРТ Д.Завадского. Я не отказываюсь ни от одного из ранее произнесенных мною слов, даже в тех случаях, когда они были безжалостно искажены и несли совсем другой, порой обратный смысл. Пусть это останется на совести тех людей, которые это сделали, хотя прощать я никому ничего не намерен. Однако, возвращаясь к истории всех публикаций, в которых упоминалось моё имя, я хочу специально отметить, что все они были записаны с моих устных слов и попадали в печать уже с примесью авторской фантазии. А порой и злого умысла, нацеленного на умышленное искажение истины. Делалось это в угоду политической конъюнктуре, а точнее — действующей власти. О наиболее ретивых авторах я обязательно упомяну и разъясню побудительные причины их писательского зуда и журналистского рвения.
В последнее время до предела обострилось противостояние действующей власти и оппозиции. Вновь на пик правовой аргументации преступности режима Лукашенко вознесена тема похищения и уничтожения политических оппонентов. В этих условиях такие нравственные категории, как ложь, лицемерие, цинизм, ранее характерные для поведения лишь отдельных белорусских чиновников, теперь возведены в ранг официальной, государственной политики. В такой непростой обстановке повышается значимость каждого слова, каждой запятой, так как неверно истолкованная фраза становится опаснее пули. В связи с этим, получив предложение высказать свой взгляд на события, происходящие в Белоруссии, я впервые решил не доверять свои мысли журналистским комментариям, а изложить их самостоятельно в письменном виде.
Я долго думал, каким образом лучше изложить свои мысли, чтобы, не потеряв логической нити, довести до читателя смысл сказанных мною слов. И решил, что будет проще для меня и понятнее для других, если способ изложения моего материала будет построен в форме ответов на вопросы, которые составит для меня один известный журналист. В итоге должен получиться почти официальный документ, который при необходимости можно вполне использовать как протокол допроса и приобщить к соответствующему уголовному делу.
Многие люди, находясь под гипнозом президентского красноречия, а точнее словоблудия, искренне полагают, что все ужасные преступления, связанные с похищениями и уничтожением людей, совершает шайка мерзавцев, которая воспользовалась тем, что чрезмерно доверчивый глава государства просто не в состоянии за всем усмотреть. И что стоит только президенту вникнуть в их преступную деятельность, как он «прозреет» и воздаст по заслугам зарвавшимся злодеям, использовавшим его честное имя как ширму для удовлетворения своих преступных амбиций.
Долгое время под таким гипнозом находился и я. Президентская демагогия, умело распространяемая среди населения средствами массовой информации и подхалимами всех уровней, постепенно делала свое черное дело. Обладая определенным актерским даром, решительностью и беспредельным цинизмом, Лукашенко в довольно короткий промежуток времени после прихода к власти сумел подавить внешне довольно бурное сопротивление независимых политиков. Одних вынудил к эмиграции, других переманил на свою сторону, третьих, самых несговорчивых, непримиримых и опасных, таких как Ю.Захаренко, и В. Гончар, просто уничтожил.
Можно долго перечислять достоинства белорусского вождя, с помощью которых он загнал под лавку бравых генералов, крикливых депутатов и сановитых вельмож из правительства, а также завоевал «всенародную» любовь. Но по мировым меркам он еще только в середине пути. Есть еще более любимые руководители. Например, товарищи Ким Чин Ир или Фидель Кастро. Знаменитый писатель, автор «Рухнамы» и по совместительству президент Туркмении также завоевал «безумную» любовь своего народа. Так что Александру Григорьевичу надо еще малость поднажать.
В феномене А.Лукашенко в принципе нет ничего необычного. Его поведение является типичным для лиц, миновавших в своем «политическом развитии» несколько промежуточных этапов. Человек, еще вчера подобострастно снимавший шапку перед участковым инспектором и часами сидевший в приемных чиновников даже районного уровня, вдруг получил неограниченную власть над генералами и министрами, армией и милицией, КГБ и прокуратурой, не говоря уже о прочих, менее значимых властных структурах. Было от чего закружиться голове. И она закружилась.
Впрочем, вернемся к фактам. Итак, 1999 год. К руководству МВД Беларуси пришел генерал-лейтенант Сиваков Юрий Леонидович. Надо отдать ему должное, он не докучал своим подчиненным нудными совещаниями с различными графиками, процентными выкладками и стандартными «разносами» по поводу низкой раскрываемости преступлений. Он ввел свои критерии оценки деятельности органов внутренних дел. В их основу легли главным образом внешние показатели: чистота помещений, наличие свежей воды в графине, присутствие цветов в горшках и отсутствие окурков в пепельнице. Но самым главным показателем боевой готовности подразделения в целом и каждого сотрудника в отдельности являлось обязательное наличие изречений министра (что-то наподобие цитатника товарища Мао), оформленных в виде его лекций, с «плейбойским» портретом самого бравого генерала в краповом берете на мужественной голове, красовавшемся на обложке конспекта. Отпечатанные типографским способом на хорошей бумаге они со скоростью гонконгского гриппа распространялись штабными работниками по всем учреждениям МВД страны.
К чудачествам нового министра быстро привыкли. Подхалимы ловко протоптали тропинку к сердцу сурового вояки, быстро выяснив сильные и слабые стороны бывшего «героя танковых сражений» (до МВД служил в танковых войсках), и жизнь вошла в привычное русло. Вообще-то, если обобщить все поступки министра, характеризующие его как человека, как личность и как государственного деятеля, то впечатление о нем будет скорее положительным, чем отрицательным. Он очень заботился о своем имидже. Всегда свеж, бодр, подтянут, одет с иголочки. Он умел произвести впечатление. Очень любил говорить. Речь грамотная, голос несколько хрипловатый, но хорошо поставлен, умело использовал различные поговорки, анекдоты, присказки. Владел аудиторией и вызывал искреннюю симпатию слушателей. Постоянно подчеркивал близкие отношения с президентом. При этом позволял себе откровенно покровительственный тон, как бы намекая на неопытность и даже беспомощность молодого главы государства в решении сложных государственных вопросов. Мол, если бы не его «отеческая» опека, то стране и президенту в некоторых случаях было бы очень плохо. В рассудительных речах министра, звучавших с доверительной интонацией, все это выглядело очень убедительно.
Из отрицательных моментов жизнедеятельности Сивакова было доподлинно известно только то, что он был очень злопамятен и мстителен и что до назначения министром, в бытность командующего Внутренними войсками МВД, страдал длительными запоями, которые умело скрывал под видом служебных командировок. Но в должности министра он себе таких «шалостей» не позволял. Близкие к нему люди поговаривали, что он то ли «закодировался», то ли «подшился», но в любом случае результат был налицо, и каких-либо проблем по этому поводу он на моей памяти не испытывал. Правда, перед самой отставкой, весной 2000 года, распространились слухи о том, что министр стал появляться в МВД в состоянии легкого подпития, но так как вскоре последовал его уход с этого поста, то об этом быстро забыли. Да и вообще этот вопрос должен был больше беспокоить президента, а не нас, его подчиненных, тем более что в Белоруссии пьянство не относится к разряду необычных пороков.
Моя первая встреча с Сиваковым произошла ещё в декабре 1995 года, когда он в должности командующего Внутренними войсками МВД и по совместительству врио начальника УИТУ МВД объезжал с ознакомительной целью все подразделения исправительной системы МВД. Я в это время руководил ИТК №14 УВД Минской области. Прибыв в назначенное время, он со свитой из офицеров управления Внутренних войск быстро обошел жилую зону колонии, посетил несколько бараков, производственную зону и столовую. Видимо, оставшись довольным результатами визита, он поблагодарил нас за службу, а сам со своим окружением переместился в роту конвойной охраны, где провел значительно больше времени. Надо отдать должное тому, что Сиваков действительно очень многое сделал для Внутренних войск, как в вопросах материально-хозяйственного обеспечения, так и совершенствования учебно-боевой подготовки. Ему удалось значительно поднять престиж Внутренних войск, реорганизовать их, превратить из подразделений с конвойно-охранными функциями в хорошо обученные и неплохо экипированные универсальные войсковые формирования с высоким боевым потенциалом. Эти войска стали способны решать весьма широкий круг задач, в том числе и оперативно тактического назначения в масштабе государства.
Конечно, новый энергичный, решительный, остроумный, способный на неординарный поступок командующий внутренними войсками выгодно отличался от своих предшественников, а также от действующего министра МВД В.Агольца. Чувствовалось, что мундир командующего ему тесен, и что вопрос перемещения в кресло министра — для него лишь вопрос времени.
Естественно, для назначения на столь высокий пост одних успехов на поприще командующего Внутренними войсками было явно мало. Лукашенко, обжегшись на непокорном Захаренко, стал очень осторожен с выдвижением на ответственные должности умных и самостоятельных людей. Нужны были определенные гарантии личной преданности и готовность выполнить любой приказ президента, не задумываясь о его законности и невзирая на последствия. Такая готовность давно читалась в преданном взоре бравого командующего и слышалась в фанатичном реве «краповых беретов», клянущихся в безграничной верности спецназу и лично президенту. Но этого все равно было мало. И только когда было реально создано преступное подразделение, на практике доказавшее способность реализовать «любой приказ» президента, долгожданный указ о назначении Сивакова главой МВД был подписан.
«Обкатка» банды Д.Павличенко началась с физического воздействия на криминальных «авторитетов», но сразу же переросла в более прибыльный бизнес: рэкет, шантаж и «крышевание» белорусских предпринимателей. Мне достоверно известно несколько эпизодов такой «правозащитной» деятельности этих молодцов. Только за них можно усадить на скамью подсудимых половину тогдашнего СОБРа вместе с отцами-командирами во главе. Я имею в виду министра МВД Ю. Сивакова и госсекретаря Совета безопасности В. Шеймана, к которым стекались финансовые потоки от «благодарных» бизнесменов. В некоторых случаях они задерживались сотрудниками милиции, причем для задержания не раз привлекались бойцы спецподразделения «Алмаз», но до суда ни одно дело не дошло. Не было даже следствия. Сразу же после задержания преступников в дело немедленно вмешивался всемогущий Шейман (в то время секретарь Совета безопасности, а ныне — руководитель администрации президента). По его личному распоряжению преступников отпускали, все дела прекращали, свидетелей и потерпевших запугивали, а сотрудников, которые вели расследование, наказывали или увольняли. Казалось, всё будет шито-крыто. Но «отцы-командиры», как всегда, просчитались. Осталось множество порядочных людей, которые помнят весь этот совбезовский беспредел, и когда придет время с большим удовольствием восстановят всю картину тех «героических событий», обозначив роль каждого участника. К сожалению, более подробно и конкретно о каждом «подвиге» спецназа я пока рассказать не могу, опасаясь причинить вред очевидцам преступлений, которые, являясь носителями очень серьёзной, уличающей преступников информации, и без того подвергаются большому риску.
Таким образом, достигнув вершины своей карьеры и доказав на деле способность выполнить «любое» задание руководства страны, Сиваков осознавал, что все, что он делал до сих пор (рэкет, «крышевание», устранение уголовных «авторитетов»), было только «присказкой», что «сказка» будет впереди. Как оказалось, эта «сказка» не заставила себя долго ждать. И вот тут необходимо опять вернуться в прошлое.
Хроника ужаса
Утром 30 апреля 1999 года, я, как обычно, к 9 часам утра, прибыл на службу в СИЗО №1. Дежурный помощник сообщил, что мне необходимо срочно позвонить начальнику Комитета по исполнению наказаний полковнику Кадушкину. Я немедленно связался с ним и узнал, что в течение часа ко мне должен подойти начальник службы артвооружения МВД полковник милиции Дик с письмом от заместителя министра генерала Чванкина, в котором тот просит передать ему на время пистолет ПБ-9, тот самый, что применяется для расстрела осужденных к смертной казни. Кадушкин сказал, что вообще-то пистолет нужен министру Сивакову, а зачем, он не знает. Действительно примерно через полчаса прибыл Дик и показал мне письмо, в котором заместитель министра Чванкин обращался к начальнику КИН МВД Кадушкину с просьбой о передаче во временное пользование пистолета с глушителем марки ПБ-9, якобы для проведения сотрудниками МВД учебно-тренировочных стрельб. На письме стояла резолюция Кадушкина, в которой говорилось, чтобы я удовлетворил просьбу заместителя министра о выдаче пистолета. Я знал, что Дик обладает служебными полномочиями на право проверки правил учета и хранения оружия и посчитал все эти манипуляции с пистолетом за скрытую форму проверки наличия и технического состояния оружия в СИЗО. Пригласив своего штатного оружейника, я представил ему Дика, показал письмо заместителя министра, достал из сейфа пистолет и приказал оформить выдачу оружия в строгом соответствии с инструкцией, предусматривающей такую процедуру. Оружие было выдано Дику в соответствии с инструкцией, а в журнале учета выдачи оружия появилась соответствующая запись с личной подписью полковника милиции Дика, подтверждающей то, что 30.04.1999 года он получил пистолет ПБ-9 с двумя магазинами без патронов. Я полагал, что помимо получения пистолета Дик пожелает осмотреть комнату для хранения оружия и, честно говоря, настроился на неприятный разговор, так как условия хранения оружия не совсем соответствовали постоянно меняющимся требованиям МВД и были причиной частых нареканий в мой адрес. Однако Дик, получив пистолет, сразу заторопился и быстро ушел. Письмо он почему-то забрал с собой.
Прошло две недели. 14 мая 1999 года, по какой то причине заглядывая в сейф, я не увидел там пистолет и вспомнил, что передал его Дику. Я позвонил оружейнику и спросил, возвращено ли оружие? Он ответил, что нет. Тогда я поручил ему созвониться с Диком и выяснить, почему пистолет до сих пор не возвращен. Во второй половине дня оружейник позвонил мне и сказал, что он сам сходил в МВД и забрал пистолет, добавив, что за пистолетом Дик ходил в кабинет к Чванкину. Также он доложил, что пистолет находится в очень грязном состоянии, со ржавчиной. Я приказал привести оружие в порядок и вернуть мне. Утром следующего дня пистолет, вычищенный и смазанный, вновь лежал в моем сейфе.
Я, конечно, задавал себе вопрос, зачем министру понадобился мой специальный пистолет. Ведь дело не в модели пистолета. Такое оружие в избытке имелось на складах, и если бы министру понадобилось, то ему могли принести целый чемодан таких пистолетов. Ему зачем-то был нужен именно этот пистолет и никакой другой. Не находя какого-либо более-менее убедительного довода, я остановился на следующей версии: учитывая техническое состояние возвращенного оружия, пистолет долгое время находился во влажной среде. Следовательно, министр или лицо, которое им пользовалось, были на рыбалке, охоте или просто на пикнике, но в любом случае — в непосредственной близости от водоема. Пистолет мог быть использован для чисто «мужских» забав, то есть для стрельбы по бутылкам или банкам, что очень часто случается в офицерской среде при проведении «мероприятий», связанных с выездом на природу. Ну а глушитель мог понадобиться для того, чтобы не привлекать внимания окружающих громкой стрельбой. Никаких других объяснений этому странному происшествию с пистолетом я придумать не мог, а спросить или уточнить что-либо по этому поводу было не у кого. Ибо, как выяснилось при разговоре с оружейником, полковник Дик сам ничего не знал, так как сразу же после получения оружия от меня передал его заместителю министра Чванкину, а обращаться к генералам по таким пустякам в МВД не принято. Версия о проведении каких-либо учений у меня даже не возникала, потому что генерал Чванкин возглавлял тыловую службу и никакого, даже отдаленного отношения к учебно-боевым процессам не имел, тем более с применением специального оружия. Это было очевидно еще и потому, что министр обратился именно к Чванкину с просьбой раздобыть «мой» пистолет. Сиваков явно не хотел посвящать в это дело других заместителей, у которых могли бы возникнуть вопросы относительно применения этого вида оружия и вызвать ненужные подозрения. Поэтому сам факт того, что в МВД проводятся какие-то секретные учения, про которые осведомлен начальник тыловой службы с подчиненными (полковник Дика структурно входил в службу тыла) и абсолютно ничего не знают руководители «силовых блоков» милиции (начальники криминальной милиции и милиции общественной безопасности, возглавляемые кураторами из числа заместителей министра) делал «учебную» версию абсолютно не состоятельной. Впрочем, какое-то время, я не без оснований полагал, что пистолет был изъят у меня для проведения каких-либо идентификационных мероприятий, так как в это время начиналась кампания по идентификации и перерегистрации всех видов оружия, имеющегося у населения, в том числе газового и гладкоствольного. Но я также знал и то, что все виды оружия, поступающего в обращение в органы внутренних дел, обязательно предварительно идентифицируются, их индивидуальные особенности фиксируются и хранятся в пулегильзотеке информационного центра МВД. Поэтому данную версию я так же забраковал и остановился на «пикниковом» варианте использования пистолета. А выбор именно «этого» оружия я объяснял себе потребностью министра и его окружения в мистифицированных, острых ощущениях.
Так как эта история с пистолетом каких-либо отрицательных последствий для меня не вызвала, то я, погруженный в текущие дела, перестал о ней даже вспоминать. Однако вскоре министр вновь напомнил о себе и снова при довольно странных обстоятельствах. 23 мая 1999 года дежурному по СИЗО позвонил какой-то высокопоставленный чин из аппарата министра и передал требование министра, чтобы к определенному часу 24 мая, в кабинет Сивакова был доставлен заключенный Корнюшко, бывший военнослужащий Внутренних войск, имевший майорское звание и до ареста являвшийся бойцом СОБРа, осужденный к 6 годам лишения свободы за «рэкет» и подготовку убийства одного из минских предпринимателей. Я знал, что его дело вела военная контрразведка, а из оперативных источников мне было известно, что к его «подвигам» прямо и косвенно причастен большой круг военнослужащих, тоже бойцов СОБРа, вместе с его командиром Павличенко.

Расстрельная команда - Алкаев Олег -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Расстрельная команда на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Расстрельная команда автора Алкаев Олег придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Расстрельная команда своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Алкаев Олег - Расстрельная команда.
Возможно, что после прочтения книги Расстрельная команда вы захотите почитать и другие книги Алкаев Олег. Посмотрите на страницу писателя Алкаев Олег - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Расстрельная команда, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Алкаев Олег, написавшего книгу Расстрельная команда, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Расстрельная команда; Алкаев Олег, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...