А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Желязны Роджер

24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая автора, которого зовут Желязны Роджер. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Желязны Роджер - 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая = 53.76 KB

24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая - Желязны Роджер -> скачать бесплатно электронную книгу



24 ВИДА ГОРЫ ФУДЗИ КИСТИ ХОКУСАЯ


1. ВИД ГОРЫ ФУДЗИ ОТ ОВАРИ
Кит жив, хотя он похоронен неподалеку отсюда, а я мертва, хотя я вижу
розовый вечерний отблеск на облаках над горой вдалеке и дерево на переднем
плане для подходящего контраста. Старый бондарь превратился в пыль; его
гроб тоже, наверное. Кит говорил, что любит меня и я говорила, что люблю
его. Мы оба говорили правду. Но любовь может означать много вещей. Она
может быть орудием нападения или проявлением болезни.
Меня зовут Мэри. Я не знаю, будет ли моя жизнь соответствовать тем
формам, в которые я переселюсь в этом паломничестве. Но не смерть. Итак,
начинаю. Любой отрезок круга, как этот исчезающий обруч бочонка, мог бы
привести в то же самое место. Я должна прийти для убийства. Я порождаю
скрытую смерть, в противоположность секрету жизни. И то, и другое
неустойчиво. Я взвешивала и то, и другое. Если бы я была посторонней, я не
знала бы, что выберу. Но я здесь, я, Мэри, следующая магическим путем.
Каждый момент целостен, хотя у каждого есть прошлое. Я не понимаю причин,
только следствия. И я устала от игр изменения реальности. Все будет
становиться яснее с каждым успешным шагом моего путешествия и как тонкая
игра света на моей магической горе, все должно измениться. В каждый момент
я должна немного умереть и немного возродиться.
Я начинаю здесь, так как мы жили недалеко отсюда. Я была здесь
раньше. Я вспоминаю его руку на моем плече, его иногда улыбающееся лицо,
его груды книг, холодный, плоский глаз терминала его компьютера, снова его
руки, сложенные в медитации, его улыбка теперь другая. Далеко и рядом. Его
руки на мне. Сила его программ, расколоть коды, затем собрать. Его руки.
Смертельно.
Кто бы мог подумать, что он уступит этому быстро разящему оружию,
деликатным инструментам, изгибам тел? Или я сама? Пути...
Руки...
Я должна вернуться. Вот и все. Я не знаю, достаточно ли этого.
Старый бондарь в обруче своей работы... Наполовину полный, наполовину
пустой, наполовину деятельный, наполовину бездеятельный... Могу ли я вести
себя как инь и янь этой известной гравюры? Могу ли считать, что она
символизирует Кита и меня? Могу ли я рассматривать ее как великий Ноль?
Или как бесконечность? Или все это слишком очевидно? Одно из этих
утверждений лучше оставить незаконченным? Я не всегда деликатна. Пусть оно
будет. Фудзи стоит внутри него. А разве не на Фудзи нужно подняться, чтобы
дать отчет о своей жизни перед Богом или богами?
У меня нет намерения подниматься на Фудзи, чтобы давать отчет Богу
или кому-нибудь еще. Только неуверенность и неопределенность нуждаются в
оправдании. Я делаю то, что должна. Если у богов есть вопросы, они могут
спуститься вниз с Фудзи и спросить меня. С другой стороны, между нами
тесное согласие. Такое, преодоление пределов которого может быть одобрено
только издалека.
Действительно. Я единственная из людей знаю это. Я, которая
попробовала запредельность. Я знаю также, что смерть это - только бог,
который приходит, когда его зовут.
По традиции хенро - пилигрим - должен быть одет во все белое. Я нет.
Белое не идет мне, и мое паломничество - частное дело, тайная вещь, до тех
пор, пока я смогу его выдержать. Сегодня я надеваю красную блузу, жакет и
слаксы цвета хаки, кожаные туристские ботинки; я подвязала волосы, в
рюкзаке за спиной все необходимое. Я все-таки беру посох, отчасти для
того, чтобы опираться, что иногда бывает нужно, отчасти как оружие,
которое может понадобиться. Я сторонник его применения в обоих случаях.
Посох, как сказано, символизирует веру в паломничестве. Вера - это
вне меня. Я останавливаюсь на надежде.
В кармане моего жакета лежит маленькая книжка, содержащая репродукции
двадцати четырех из сорока шести картин Хокусая с видами горы Фудзи. Это
подарок, очень давний. Традиция выступает против паломничества в одиночку,
в целях безопасности и товарищеского общения. Итак, дух Хокусая - мой
компаньон, так как он присутствует в тех местах, которые я хотела бы
посетить, так же, как и повсюду. Мне больше не нужны никакие компаньоны, и
что за японская драма без привидений?
Охватывая взглядом эту сцену и думая мои думы и чувствуя то, что я
чувствую, я начинаю. Я немного жива, немного мертва.
Мой путь не будет полностью пешим. Но большая часть пути - да.
Есть определенные вещи, которых я должна избегать в этом путешествии
приветствий и прощаний. Простодушие - мой темный плащ и, вероятно, пешая
прогулка будет для меня полезной.
Я должна следить за моим здоровьем.

2. ВИД ГОРЫ ФУДЗИ ИЗ ЧАЙНОГО ДОМИКА В ИОШИДЕ
Я изучаю репродукцию: мягкая голубизна рассветного неба, слева Фудзи,
на которую через окно чайного домика смотрят две женщины; другие
изогнутые, сонные фигуры, как куклы на полке...
Здесь уже не та дорога. Они ушли, как бондарь - люди, чайный домик,
рассвет. Только гора и репродукция помнят момент. Но этого достаточно.
Я сижу в столовой гостиницы, где я провела ночь, мой завтрак съеден,
чашка чая передо мной. В комнате есть еще обедающие, но не рядом со мной.
Я выбрала этот стол из-за вида, открывающегося из окна и напоминающего вид
на репродукции. Хокусай, мой молчаливый компаньон, мог бы улыбнуться.
Погода была достаточно благосклонна, чтобы я могла заночевать под открытым
небом, но я ужасно серьезно отношусь в моем паломничестве к подозрительным
ситуациям в этом путешествии между жизнью и смертью, которое я
предприняла. Это отчасти причина поиска, и частично причина ожидания.
Вполне возможно, что она может исчезнуть в любой момент. Я надеюсь, что
нет, но жизнь редко соответствует моим надеждам - или, что то же самое,
логике, желанию, опустошенности, или чему-то другому, относительно чего я
их измеряю.
Все это неподходящее отношение и занятие для ясного дня. Я выпью мой
чай и посмотрю на гору. Небо меняется на глазах...
Изменения... Я должна соблюдать осторожность, когда я буду покидать
это место. Есть границы, которые не должны быть нарушены и
предосторожности, которые должны быть выполнены. Я продумала все свои
движения - от того, как поставлю чашку на стол, поднимусь, повернусь,
возьму свои вещи, пройдусь - до тех пор, как я снова буду на природе. Я
должна все еще следовать образцам, потому что мир - числовая ось, повсюду
плотная. У меня очень малый шанс быть здесь.
Я не так сильно устала после вчерашнего перехода, как думала, и я
принимаю это за хороший знак. Я старалась поддержать приличный вид,
несмотря ни на что. Картина на стене справа от меня изображает тигра, и
мне хочется, чтобы это тоже был хороший знак. Я родилась в год Тигра, и
сильное и бесшумное движение большой полосатой кошки - это то, что мне
больше всего нужно. Я пью за тебя, Шер Хан, кот, который гуляет сам по
себе. Мы должны быть твердыми в нужное время, нежными в подходящий момент.
Выжидать...
Во-первых, мы были связаны почти телепатически, Кит и я.
Нас тянуло друг к другу, и даже сильнее в те годы, когда мы были
вместе, Шер Хан, в джунглях сердца. Сейчас мы охотники.
Ожидание окончилось - и саки, начало...
Я наблюдала изменения на небе до тех пор, пока все небо не стало
одинаково светлым. Я допила чай. Поднялась, взяла свои принадлежности,
надела рюкзак, взяла посох. Я направилась через короткий холл, который вел
к задней двери.
- Мадам! Мадам!
Это один из местных служащих, маленький человечек с испуганным
выражением лица.
- Да?
Он кивнул в сторону моего рюкзака.
- Вы покидаете нас?
- Да.
- Вы не отметили отъезд.
- Я оставила плату за комнату в конверте на туалетном сто лике. На
нем написано "плата за проживание". Я подсчитала необходимую сумму.
- Вы должны зарегистрировать отъезд.
- Я не отмечала свой приезд. Я не буду отмечать отъезд. Если вы
хотите, я могу проводить вас до комнаты, чтобы показать, где я оставила
плату.
- Извините, но это должно быть сделано кассиром.
- Извините меня тоже, но я оставила плату и не буду отмечаться.
- Это нарушение. Я должен буду позвонить управляющему.
Я вздохнула.
- Нет. Я не хочу этого. Я пройду через вестибюль и отмечу выезд, так
же как и въезд.
Я замедлила шаги и повернула в сторону вестибюля.
- Ваши деньги, - сказал он. - Если Вы оставили их в комнате, Вы
должны пойти и принести их.
Я отрицательно покачала головой.
- Я оставила и ключ.
Я вошла в вестибюль. Подошла к креслу в углу, самому дальнему от
конторки. Села.
Маленький человечек следовал за мной.
- Будьте добры, скажите им, что я хочу зарегистрировать отъезд -
попросила я его.
- Ваша комната номер...
- Семнадцать.
Он слегка поклонился и направился к стойке. Он говорит с женщиной,
которая бросает на меня несколько взглядов. Я не могу слышать их слов. В
конце-концов он берет ключ и уходит. Женщина улыбается мне.
- Он принесет ключ и деньги из Вашей комнаты, - говорит она.
- Вам понравилось у нас?
- Да, - отвечаю я. - Если он позаботится об этом, я, пожалуй, пойду.
Я начинаю подниматься.
- Пожалуйста, подождите, - говорит она, - сейчас я все сделаю и дам
Вам квитанцию.
- Мне не нужна квитанция.
- Мне необходимо отдать ее Вам.
Я снова усаживаюсь. Я держу мой посох между коленями. Я вцепилась в
него обеими руками. Если я попытаюсь уйти сейчас, она, вероятно, позовет
управляющего. Я не желаю привлекать к моей особе еще больше внимания.
Я жду. Я контролирую дыхание. Я освободила сознание.
Через некоторое время человечек возвращается. Он передает ей ключ и
конверт. Она шуршит бумагой. Она вставляет бланк в машину. Нажимает
кнопки. Вытаскивает бумагу из машины и осматривает ее. Считает монеты в
моем конверте.
- Вы оставили правильную сумму, миссис Смит. Вот Ваша квитанция.
Она отрывает верхнюю часть листа.
Что-то происходит в воздухе, будто луч света упал сюда секундой
ранее. Я быстро вскакиваю на ноги.
- Скажите пожалуйста, это частная гостиница или филиал?
При этом я двигаюсь вперед, так как знаю ответ наперед.
Ощущение усиливается, локализуется.
- Это филиал, - отвечает она, оглядываясь в затруднении.
- С центральной конторой?
- Да.
Особым способом, когда ощущения объединяются с действительностью, я
вижу, что эпигон, похожий на летучую мышь, устраивается рядом с ней. Она
уже чувствует его присутствие, но не понимает. Моя обязанность - мо чи
ч'у, как говорят китайцы, немедленное действие, без раздумий и колебаний -
поэтому я подхожу к конторке, кладу мой посох под подходящим углом,
наклоняюсь вперед, как будто бы собираюсь взять квитанцию, и слегка
подталкиваю посох так, что он скользит и падает, перелетая через конторку,
его маленький металлический наконечник попадает в гнездо терминала
компьютера. Верхний свет гаснет немедленно. Эпигон съеживается и
рассеивается.
- Перебой с электричеством, - замечаю я, поднимая мой посох и
поворачиваясь. - До свидания.
Я слышу, как она приказывает служащему проверить щиток.
Я выхожу из вестибюля и захожу в комнату отдыха, где принимаю
таблетку, так, на всякий случай. Затем я возвращаюсь в небольшой холл,
пересекаю его и покидаю здание. Я рассчитывала, что это произойдет раньше
или позже, так что я не была не готова.
Сверхмалого напряжения внутри моего посоха было достаточно для этого
случая, и в то же время, как я надеялась, это могло случиться позже. Но,
вероятно, лучше для меня, что это произошло сейчас. Я чувствую себя более
живой, более настороженной после этой демонстрации опасности. Это
ощущение, это знание полезно мне.
И он не достиг меня. Все закончилось ничем. Основная ситуация
осталась неизменной. Я счастлива, имея преимущество столь малой ценой.
Я хочу выйти прочь и войти в природу, где я сильнее, а он слабее.
Я вхожу в свежий день, кусок моей жизни сверх утреннего момента
созерцания горы.

3. ВИД ГОРЫ ФУДЗИ ОТ ХОДОГАЙЯ
Я нахожу место изогнутых сосен на Токайдо и останавливаюсь, чтобы
посмотреть на Фудзи из-за них. Путешественники, которые проходят во время
первого часа моего бодрствования, не похожи на путешественников Хокусая,
но это неважно. Лошадь, носилки, голубые одеяния, большие шляпы - все в
прошлом, путешествует только на картине. Купец или дворянин, вор или слуга
- я смотрю на них как на пилигримов того или иного сорта. Моя
болезненность, спешу я добавить, является причиной того, что мне нужно
добавочное лечение. Однако сейчас я хорошо себя чувствую, и не знаю,
медикаменты или медитация обусловили мою повышенную чувствительность к
тонкостям света. Кажется, Фудзи почти движется под моим пристальным
взглядом.

Паломники... Я была бы не против путешествовать с Мацуо Басё, который
сказал, что все мы путешественники каждую минуту своей жизни. Я вспоминаю
также его впечатления от заливов Мацусима и Кисагата - первый обладает
искрящейся прелестью, а второй - прелестью плачущего лица. Я думаю о виде
и выражениях Фудзи и захожу в тупик. Печаль? Покаяние? Радость?
Воодушевление? Они соединяются вместе и разворачиваются. У меня нет гения
Басё, чтобы выразить это в простой характеристике. И даже он... Я не знаю.
Похожесть говорит о похожести, но описание должно пересечь бездну.
Восхищение всегда содержит в себе недостаток понимания.
Этого достаточно для того момента, чтобы увидеть.
Паломники... Я думаю также о Чосере, когда смотрю на картину. Его
путешественники хорошо проводили время. Они рассказывали друг другу
грязные истории и стихи, присоединяя в конце мораль.
Они ели и пили и обманывали друг друга. Кентербери был их Фудзи. У
них была вечеринка всю дорогу. Книга кончается перед тем, как они
прибывают. Подходяще.
Я не без чувства юмора. Может быть, Фудзи действительно смеется надо
мной. Если так, я очень бы хотела присоединиться к ней. Мне действительно
не нравится мое теперешнее настроение и капелька медитационного перерыва
не помешала бы, если бы был подходящий объект. Рыдающее таинство жизни не
может продолжаться все время на самых высоких нотах. Если они могут
сделать перерыв, я не против. Завтра, быть может...
Черт побери! Мое присутствие наконец должно быть замечено, в
противном случае эпигон не появился бы. Я была очень осторожна. Подозрение
- это еще не уверенность, и я надеюсь, что мои действия были достаточно
решительными, чтобы предотвратить подтверждение. Мое теперешнее
местонахождение вне досягаемости и знания. Я снова возвращаюсь к Хокусаю.
Я хотела бы провести остаток моих дней на тихом Орегонском берегу.
Место не без своих особенностей. Но я полагаю, именно Рильке сказал, что
жизнь - это игра, которую мы должны начинать, не узнав хорошенько ее
правил. Узнаем ли мы их когда-нибудь? И действительно ли это правила?
Вероятно, я читаю слишком много поэзии.
Но что-то, что кажется мне правилом, требует, чтобы я сделала это
усилие. Справедливость, долг, месть, безопасность - должна ли я взвесить
их по отдельности и определить процент их участия в том, что движет мною?
Я здесь, потому что я здесь, потому что я следую правилам - какими бы они
ни были. Мое понимание ограничено результатами. Его - нет. Он всегда мог
делать интуитивные скачки. Кит был грамотей, ученый, поэт. Такое
богатство. Я беднее во всех отношениях.
Кокузо, хранитель всех, кто родился в Год Тигра, разрушь это
настроение. Я не хочу его. Оно не мое. Пусть это будет болью старой раны,
даже обновленной воспалением. Но я не могу позволить ей быть мною. И
покончить с ней вскоре. Моя болезнь в сердце и мои причины благородны. Дай
мне силы отделить себя от этого, Ловец в Бамбуке, господин того, кто одет
в полоски. Отбрось унылость, собери меня, дай мне силы. Уравновесь меня.
Я наблюдаю игру света. Откуда-то доносится детское пение.
Через некоторое время начинается тихий дождик. Я надеваю пончо и
смотрю. Я очень слаба, но я хочу увидеть Фудзи, возникающую из тумана,
который начал подниматься. Я отпиваю воду и капельку бренди. Остались
только очертания. Фудзи превратилась в привидение горы на Таоистских
рисунках. Я жду до тех пор, пока небо не начинает темнеть. Я знаю, что
гора больше не придет ко мне сегодня, и я должна позаботиться о сухом
месте для ночлега. Это может быть моими уроками из Ходогайя: Склоняйся к
настоящему. Не старайся приукрашивать идеалы. Имей достаточно разума,
чтобы уйти из-под дождя.
Я спотыкаюсь о небольшое дерево. Сарай, сеновал, гараж...
Что-нибудь, что стояло бы между мной и небом.
Через некоторое время я нахожу такое место. Мне снится не бог.

4. ВИД ГОРЫ ФУДЗИ ОТ ТАМАГАВЫ
Я сравниваю картину с реальностью. На этот раз не так плохо. Лошади и
мужчины на берегу нет, зато на воде есть маленькая лодка. Не совсем такая
лодка, если уж говорить по правде, и я не могу сказать, что она сделана из
дерева, но и этого достаточно.
Я была бы удивлена, если бы нашла полное совпадение. Лодка плывет
прочь от меня. Розовый свет восхода отражается на воде и на тонком слое
снега на темных плечах Фудзи. Лодочник на картине отталкивается шестом.
Харон? Нет, я сегодня более бодра, чем в Ходогайя. Слишком маленький
корабль для "Narrenschiff", слишком медленный для Летучего Голландца. "La
navicella". Да. "La navicella del mio ingegno" - "маленькая лодка моего
разума", на которой Данте поднял парус, чтобы преодолеть второй круг ада,
Чистилище. Теперь Фудзи... Вероятно так. Ад внизу, небеса наверху, Фудзи
посередине - конечная остановка. Утонченная метафора для паломника,
который хотел бы очиститься. Подходяще. Как я прекрасно вижу на
противоположном берегу. Для этого есть и огонь, и земля, и воздух.
Перенос, Изменение. Я прохожу.
Спокойствие нарушается и моя мечтательность кончается, когда
маленький самолет, желтого цвета, спускается к воде откуда-то слева от
меня. Мгновением позже его комариное жужжание достигает моего слуха. Он
быстро теряет высоту, скользит низко над водой, разворачивается и
устремляется назад, на этот раз двигаясь вдоль береговой линии. Когда он
приближается к точке, наиболее близкой ко мне, я замечаю вспышку
отраженного света в его кабине. Бинокль? Если так, слишком поздно
прятаться от его интересующихся глаз. Моя рука проникает в нагрудный
карман и вытаскивает оттуда маленький серый цилиндр. Я сбиваю легким
ударом его колпачки, пока подношу его к глазам. Секунда на поиск цели,
другая на фокусировку...
Пилот мужчина, и так как самолет улетает прочь, я схватываю только
его незнакомый профиль. Что это за золотая серьга в его левом ухе?
Самолет улетел в том направлении, откуда появился. Он не вернется.
Я дрожу. Кто-то прилетел с единственной целью бросить на меня взгляд.
Как он нашел меня? И что он хочет? Если он решит, что я очень испугана, то
атака последует в совсем другом направлении, чем то, к которому я
приготовилась.
Я сжимаю руку в кулак и тихо ругаюсь. Не готова. Это история всей
моей жизни. Всегда быть готовой к ошибочным вещам в соответствующий
момент? Всегда пренебрегать тем, что имеет наибольшее значение?
Как Кендра? Я отвечаю за нее, она одна из причин, моего присутствия
здесь. Если я преуспею в этом, я, по крайней мере выполню часть моего
долга перед ней. Даже если она никогда не узнает, даже если она никогда не
поймет...
Я выталкиваю все мысли о дочери из своего сознания. Если он только
подозревает...
Настоящее. Вернуться в настоящее. Не расплескивать энергию в прошлое.
Я стою на четвертой стоянке моего паломничества и кто-то проверил меня. На
третьей станции эпигон попробовал обрести форму. Я приняла исключительные
меры предосторожности при возвращении в Японию. Я здесь по фальшивым
документам, путешествую под чужим именем. Годы изменили мою внешность и я
помогла им в том, чтобы усилить темноту моих волос и цвета лица, изменив
свою манеру одеваться, манеру речи, походку, обычную еду - что было для
меня легче, чем многим другим, у меня уже была практика в прошлом.
Прошлое... Снова, черт побери! Может быть, оно работает против меня даже
таким образом? К черту прошлое! Эпигон и, возможно, человек-наблюдатель
объединяются вместе. Да, я нормальная сумасшедшая и была ею много лет,
если хорошенько поразмыслить.
Однако, я не могу позволить моему знанию действительности повлиять на
мои нынешние суждения.
Я вижу три возможности. Первая в том, что самолет ничего не значит,
так что он мог появиться, если бы кто-нибудь другой стоял там, или никого
бы не было. Прогулка или поиски чего-нибудь еще.
Это может быть и так, но мой инстинкт выживания не может позволить
мне принять это. Таким образом, кто-то разыскивает меня. Это либо связано
с появлением эпигона, либо нет. Если нет, то большое жизненное искушение
появляется передо мной и у меня нет идеи, как начать расплетать
переплетенное. Здесь имеется так много возможностей из моей прежней
профессии, хотя я предполагала долгое время не пользоваться ими. Вероятно,
я не должна этого делать. Поиск причин выглядит невозможным предприятием.
Третья возможность наиболее страшная: существует связь между эпигоном
и летчиком. Если дела дошли до того, что задействованы оба агента, тогда я
обречена на неудачу. И даже более того, это будет означать, что игра
приняла другой, устрашающий характер, который я не рассматривала. Это
будет означать, что население Земли находится в большей опасности, чем я
предполагала, что я единственная, кто знает о ней и поэтому мой
персональный поединок вырастает до глобальных масштабов. Я не могу
рисковать, отнеся это сейчас к моей паранойе. Я должна предполагать
худшее.
Мои глаза переполнились. Я знаю, каково умирать. Однажды я узнала,
каково терять с изяществом и надрывом. Я не могу больше позволить себе
такое роскошество. Если у меня и были какие-то скрытые мысли, теперь я
изгоняю их. Мое оружие хрупко, но я должна владеть им. Если боги спустятся
с Фудзи и скажут мне: "Дочь, мы хотим, чтобы ты прекратила все это", я
должна продолжить это до конца, хотя бы в аду я страдала от "Йу Ли Ч'ао
Чуан." Никогда прежде я не осознавала так силу судьбы.
Я медленно опускаюсь на колени. Для того и бог, чтобы я могла
победить.
Мои слезы больше не для меня.

5. ВИД ГОРЫ ФУДЗИ ОТ ФУКАГАВЫ В ЭДО
Токио. Гиндза и неразбериха. Движение и грязь. Шум, цвет и лица,
лица, лица. Когда-то я любила подобные сцены, но я не была в городе уже
очень давно. И возвращение в город, такой как этот, обессиливает, почти
парализует.
Старый Эдо на картине совсем не тот, и я пользуюсь случаем прийти
сюда, хотя осторожность угнетает каждое мое движение.
Трудно найти подходящий мост, чтобы увидеть Фудзи под тем углом, под
которым она изображена на картине. Вода не того цвета и я закрываю нос от
запаха; этот мост не тот мост; здесь нет мирного рыбака; и зеленщик ушел.
Хокусай смотрит, как и я, на Фудзи под металлическим пролетом. Его мост
был грациозной радугой, произведением ушедших дней.
Здесь все еще есть нечто от истины и мечтаний любого моста.
Харт Крейн мог бы найти вдохновение в вещах этого сорта.

24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая - Желязны Роджер -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая автора Желязны Роджер придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Желязны Роджер - 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая.
Возможно, что после прочтения книги 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая вы захотите почитать и другие книги Желязны Роджер. Посмотрите на страницу писателя Желязны Роджер - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Желязны Роджер, написавшего книгу 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: 24 Вида Горы Фудзи Кисти Хокусая; Желязны Роджер, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...