А-П

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Корчак Януш

Лето в Михалувке


 

Здесь выложена электронная книга Лето в Михалувке автора, которого зовут Корчак Януш. В библиотеке ulib.info вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Корчак Януш - Лето в Михалувке (причем без регистрации и без СМС)

Размер файла: 37.42 KB

Корчак Януш - Лето в Михалувке - бесплатно скачать книгу



Корчак Януш
Лето в Михалувке
Януш КОРЧАК
ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ
Повесть
Перевод с польского К.Сенкевич
ОГЛАВЛЕНИЕ
ОЧЕНЬ КОРОТЕНЬКОЕ ВСТУПЛЕНИЕ
ГЛАВА ПЕРВАЯ На вокзале. - Воспитатели ставят мальчиков в пары и отводят в вагоны.
ГЛАВА ВТОРАЯ Ребята отдают деньги и открытки на хранение. - В деревне все переодеваются в белые костюмы.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ Левек Рехтлебен тоскует. - Левек Рехтлебен плачет.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Крепость. - Яичница. - Гроза. - Пожарная команда.
ГЛАВА ПЯТАЯ Колонистский суд. - Гражданские и уголовные дела. - Судебные приговоры
ГЛАВА ШЕСТАЯ Утро. - Хорошие и плохие краны. - Мы стелем постели. - Горбушки.
ГЛАВА СЕДЬМАЯ Купание. - Цыплята. - Аист. - Камыш. - Глупый человек. - Мечты об удочке. - Лапта.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ Обед. - Самая красивая вилка. - Листья, которые кусаются. - Сад на вате.
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Хромой Вайнраух. - Шашечный турнир. - Тамрес - победитель. - Прощай, колония!
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ Письма от родителей. - Плакал ли Осек из-за помочей? - Последние открытки.
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ Хаим и Мордка. - Кукушка, белка и история про бабочку. - Мордку называют Мацеком.
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ Газета "Михалувка". - Почему ребята плохо говорят по-польски?
ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ Война. - Бой за первый форт. - Взятие второго форта. - Солдат, ковырявший в носу, и перемирие.
ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Князь Крук и его маленький брат. - Корзинки из камыша. - Почему Бер-Лейб Крук - князь.
ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ Обязанности воспитателей. - Генерал становится лошадью. - Как овцы научили уму-разуму человека.
ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ "Разбойничье гнездо". - Свидетельница из деревни. - Прощание.
ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ Улитка. - Лягушка. - Адамский убил слепня. - Радушный хозяин. - Поход в Орловский лес.
ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ Некрасивый Аншель. - Кто первый придумал вставлять листья в букеты. - Больной Сикора.
ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ Вечерние концерты. - Старушка сосна. - Скрипач Грозовский и певцы.
ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ Как маленький Адамский хотел, чтобы его уважали, и что из этого вышло. - Несправедливый приговор и история о подбородках, мыле и бритве.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ Лучший в мире праздник и могущественная пряничная сила. - Турчанка рассказывает сказки. - Живые картины.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ Отметки по поведению. - Собака прощает Гринбаума, а Бромберг получает пятерку
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ Поэт Ойзер. - Стихи о сапожнике, о кузнице и о возвращении домой.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Сюрприз. - Последний закат и последняя сказка.
______________________________________________________________________
ОЧЕНЬ КОРОТЕНЬКОЕ ВСТУПЛЕНИЕ
На Свентокшистской улице в Варшаве стоит низкий старый дом, при доме большой двор. Во дворе собираются дети, которых отправляют на лето в деревню, а в старом доме помещается контора "Общества летних колоний".
Детей отправляют под надзором воспитателей в колонии, и о каждой такой колонии можно было бы написать целую книжку.
Я расскажу вам, как жили в колонии в Михалувке еврейские мальчики. Я был у них воспитателем. Выдумывать я не стану, а расскажу только то, что видел и слышал.
Рассказ будет интересный.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
На вокзале. - Воспитатели ставят
мальчиков в пары и отводят в вагоны
Поезд уходит только через час, а десятки колонистов уже вертятся на вокзале, размахивают своими холщовыми мешками и с нетерпением ждут, когда их начнут ставить в пары и поведут в вагоны.
Тот, кто опоздает, в колонию не поедет, а потому и родители и дети начеку.
Вчера на Свентокшистской уже становились в пары, поэтому каждый знает, какой воспитатель вызовет его по тетрадке.
И ребята внимательно присматриваются: какой он, этот воспитатель, добрый или злой, можно ли будет лазить на деревья, бросать в белок шишками и по вечерам шуметь в спальне? Так, разумеется, думают только те, кто уже побывал в колонии.
Пока еще трудно сказать, почему одни мальчики умытые и опрятные, а другие - чумазые и одеты неряшливо, почему одни говорят громко и глядят весело и смело, а другие - испуганно жмутся к матери или норовят отойти в сторонку. Еще неизвестно, почему одних провожают мать и отец, братья и сестры и суют им пряники на дорогу, а других никто не провожает, и никто им ничего на дорогу не дает.
Через два-три дня, когда познакомимся, будем знать все. А пока давайте становиться в пары.
- Первая пара: Гуркевич и Краузе!
Никто не откликается!
- Нет их, - отвечают из толпы.
И уже кто-то просит, чтобы вместо того, кто не явился, взяли его ребенка: ведь он такой слабый! Не всех детей отправляют за город: бедных и слабых гораздо больше, чем мест в колонии. Солнца и леса хватило бы на всех, да вот денег на молоко и хлеб у Общества не хватает.
- Вторая пара: Соболь и Рехтлебен.
- Здесь! - кричит Соболь, энергично проталкиваясь вперед.
Раскрасневшийся мальчуган останавливается перед воспитателем, улыбаясь и вопросительно заглядывая ему в глаза.
- Молодец, Соболь! А ну-ка, скажи: ты озорник?
- Озорник, - отвечает Соболь со смехом и, обращаясь к провожающей его сестре, командует: - Все в порядке, можешь идти домой.
Восьмилетний мальчик, который в первый раз едет один в колонию и вот так сумел пробиться сквозь толпу взрослых, а сейчас стоит передо мной вымытый, улыбающийся, готовый в путь, обязательно должен быть молодцом и милым озорником. Так и оказалось. Он быстрее всех научился стелить постель и играть в домино, никогда не мерз, ни на кого не жаловался, просыпался с улыбкой и засыпал улыбаясь.
- Фишбин и Миллер старший, третья пара.
- Здесь, - быстро, словно испугавшись, отвечает отец Фишбина. Оба, и отец и сын, стоят совсем близко, - видно, беспокоились, как бы не пропустить свою очередь.
- Маленький Миллер и Эйно. Эльвинг и Плоцкий.
Гуркевич решил не спать всю ночь, чтобы не опоздать, а утром мать его едва добудилась и привела на вокзал полусонного. Он, единственный из всей группы, заснул в поезде.
Восьмая, девятая, десятая пара.
Толкотня, прощание, напутствия, просьбы.
- Не отходите, сейчас поедем.
Звонок.
Пара за парой, группа за группой мы проходим через вокзал на перрон и садимся в вагоны. Тот, кто порасторопнее, занимает место у окна и еще улыбнется родителям на прощание.
Второй звонок, третий.
Старшие запевают песню колонистов: про лес, про то, как незаметно летят веселые минуты. Поезд трогается.
- Шапки держать!
Когда едут в колонию, всегда кто-нибудь да потеряет по дороге шапку. Так уж повелось...
ГЛАВА ВТОРАЯ
Ребята отдают деньги и открытки на хранение.
В деревне все переодеваются в белые костюмы
Не высовываться! Не толкаться! Не сорить!
Первые дни ребята часто будут слышать неприятное слово: "Нет!", пока не узнают, что и почему нельзя. Потом запретов становится все меньше, а свободы все больше. Даже если бы воспитатель и захотел, он не смог бы так мешать ребятам, как мешают им мать, отец, бабушка, тетя или гувернантка в богатой семье, - ему просто не хватило бы времени на все замечания, советы и увещевания. Поэтому детям в колонии веселее, чем их богатым сверстникам на роскошных курортах, где каждому малышу не дают веселиться столько взрослых.
Вот по соседним рельсам с грохотом пронесся поезд. Все испугались, отскочили от окон, а потом так и покатились со смеху.
Кто-то уронил на пол бутерброд - снова радость!
- Ой, какая маленькая лошадка! - кричат ребята, и все бросаются к окнам, чтобы взглянуть на диковинку.
А это обыкновенная большая лошадь, только она стоит вдалеке, на лугу, и поэтому кажется маленькой. Ребята понимают свою ошибку, когда видят далеко-далеко в поле маленьких человечков и маленькие домики.
Остановка. Ребята поют и машут платками.
Звенит смех, волшебный смех, который излечивает вернее самых дорогих лекарств и воспитывает лучше самого умного педагога.
- Сдавайте почтовые открытки и деньги! Первый по списку Гуркевич. Сколько у тебя открыток?
Гуркевич отдает на хранение десять грошей и четыре открытки. На этих открытках он будет раз в неделю писать родителям, что он здоров и хорошо проводит время.
У братьев Круков вместе двадцать грошей. Каждый получил на дорогу по четыре гроша от родителей и по шесть от дедушки.
- Скажите, пожалуйста, господин воспитатель, ведь, правда, картошка растет в земле?
- Конечно. А что?
- Да вот он показал мне в окно какие-то листья и говорит, что это картошка. А ведь картошка растет в земле - значит, ее не видно.
- Скоро сами увидите, как растет картошка, - теперь некогда. Фридман, сколько у тебя открыток?
- Только две. Папа с мамой сказали, что довольно и двух. А денег совсем нет.
Фридман солгал: он утаил монетку в четыре гроша, которую ему дал на прощание старший брат.
Отец Фридмана много путешествовал: был в Париже, в Лондоне, даже собирался в Америку. Но нигде он не нашел счастья и снова вернулся на родину, где много-много булок должен испечь для других, чтобы заработать на буханку хлеба для своих ребят.
И трудно сказать, в каком из больших городов маленький сын пекаря научился не доверять людям и никому не отдавать на хранение медных монеток в четыре гроша. Только несколько дней спустя он принес воспитателю свое скромное достояние, а потом время от времени спрашивал: "Ведь мои четыре гроша у вас, правда?"
- Далеко еще? - спрашивают дети. Они торопятся в лес, на реку, в поле - ведь те, кто побывал уже в колонии в прошлом году, рассказывают чудеса.
Говорят, в колонии есть большая веранда; что бы это такое могло быть - веранда? На всех, на сто пятьдесят ребят, там только четыре комнаты, - какие же это должны быть громадные залы!
Мы проезжаем по мосту. Этот мост совсем не похож на тот, что соединяет Прагу с Варшавой(1). Этот мост красивее, гораздо красивее. ------(1) Прага - предместье Варшавы, расположенное на правом берегу Вислы. ------
- Ребята, выходим! Мешок, шапку никто не забыл?
- Никто! - отвечают ребята хором.
На вокзале нас уже ждут двенадцать телег, устланных соломой и сеном.
- Осторожнее на телегах, смотрите, чтобы у кого-нибудь нога в колесо не попала!
- Я послежу, господин воспитатель.
- Ладно. Поехали!
Солнышко весело встречает бледных ребятишек. Спасибо тебе, доброе солнышко, и зеленый лес, и веселая лужайка! Спасибо вам, крестьянские дети, за то, что выбегаете из своих хат и приветствуете улыбкой наши устланные сеном телеги!
- Далеко еще, господин воспитатель?
- Ой, вон наш лес чернеется. Уже и поляну видно!
А вот и мельница, и дома, и, наконец, колония!..
- Ура! Да здравствует колония Михалувка!
Значит, вот она какая, веранда?
Ребята выпивают по кружке молока и - за работу.
Моются с дороги, одевают белые колонистские костюмы. Больше всего их смешат забавные полотняные шапки, похожие на поварские колпаки. Теперь все выглядят одинаково. Малыши гордятся своими штанами с помочами.
- Господин воспитатель, а когда нам дадут носовые платки?
- Платки - завтра, а теперь сложите свою одежду в мешки, мешки за спину - и марш на склад! Раз, два, левой! Там спрячут ваши мешки на четыре недели.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Левек Рехтлебен тоскует. - Левек Рехтлебен плачет
Все так странно и ново, все так не похоже ни на Гусью, ни на Крахмальную, ни на Драконову улицу...
Одноэтажный дом в лесу, ни двора, ни сточной канавы. Какие-то странные деревья с колючками. Кровати стоят не у стены, а рядами, не в маленькой комнатушке, а в большом зале, вроде того, где свадьбы играют. На обед дали какой-то зеленый суп, а потом молоко. Полотняные шапки и штаны с помочами. Вечером моют ноги в длинном железном корыте. В постели надо спать одному, подушка набита соломой. И окна открыты, - ведь вор может забраться! А мама с папой далеко.
И Левек Рехтлебен в первый же вечер расплакался.
Правда, плакал он недолго, потому что как не уснуть после дня, полного таких необыкновенных событий!
Но и на другой день, когда после завтрака осталось немного свободного времени, Левек снова стал плакать.
Домой!
Почему Левек хочет домой? Может быть, Левек голоден?
- Нет, не голоден.
Может быть, ему холодно?
- Нет, не холодно.
Может быть, боится один спать?
- Нет.
Может быть, дома у него больше игрушек?
- Нет, дома совсем нет игрушек.
Левек знает, что тут хорошо, ему об этом и двоюродный брат и мальчишки со двора говорили, но дома - мама.
Ну ладно: Левек поедет домой, только завтра, потому что сегодня суббота, а в субботу уезжать нельзя. Но и в воскресенье Левек не смог уехать: брички не было. Но завтра, завтра-то он уж наверняка уедет.
В понедельник Левек не плачет, но все еще хочет домой.
- Ладно, поедешь после обеда, только, если ты вернешься домой, мама будет огорчена.
- Почему мама будет огорчена?
- Потому что она должна будет оплатить дорогу.
А отец как раз сейчас не работает, - мастер уехал, - мама больна, потому что родилась маленькая сестричка, и доктор дорого стоил.
Левек тяжело вздохнул и согласился играть в домино.
А вечером он снова принимается потихоньку плакать, но вдруг вспоминает, что на вокзале на нем была новая шапка, которую отец взял с собой домой. Отец, наверное, потерял новую шапку, а шапка стоила полтинник. И Левек диктует письмо к отцу: домой ему не хочется, он не плачет и по дому не скучает, потому что ему хочется быть здоровым и чтобы у папы не было неприятностей. А что с шапкой?
Отец написал в ответ, что шапка цела и что он принесет ее на вокзал.
Левек много раз брал у воспитателя письмо отца и снова отдавал его на хранение, он совсем перестал собираться домой, и колония ему нравилась все больше и больше.
Но один раз у Левека случилось горе: он потерял носовой платок. И как не потерять, когда карманы у него всегда набиты камнями и шишками! Платок скоро нашелся.
А в другой раз Левек ходил весь день как в воду опущенный, но уже по своей вине: вечером в спальне он свистел и щелкал пальцами. Когда на другой день за завтраком спросили, кто вчера свистел в спальне, Левек сразу сам признался.
- И щелкал пальцами, - добавил он и показал, как щелкал.
Левек загорел, прибавил в весе целых три фунта, и когда уезжал домой, то пообещал, что на будущий год снова приедет и тогда уж ни разу не заплачет...
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Крепость. - Яичница. - Грозя. - Пожарная команда
Где сто пятьдесят мальчишек, там война. Где война, там должна быть крепость.
От прежней крепости за лесом почти ничего не осталось, потому что она была низкая и маленькая. Теперь будут заново построены четыре боковых форта, высокий вал для госпиталя, площадка для военнопленных и окопы. А два главных вала, которые защищают вход в крепость, должны быть не меньше четырех локтей в вышину.
У нас двенадцать лопат. Землекопы сбрасывают куртки, засучивают рукава и принимаются за работу. Каждые десять минут рабочие сменяются.
Силачу Корцажу и старшему Пресману поручен первый форт; Херцман с Фриденсоном и Плоцкий с Капланом, в две лопаты, трудятся над вторым; Грозовский, Маргулес, Рашер и Шидловский насыпают крепостной вал.
Ребята поменьше и послабее строят боковые форты. Безногий Вайнраух на костылях несет вахту в левой части крепости, следит, чтобы Беда не подрался с товарищами, - всякое бывает за работой.
Повозки нам сделал Юзеф: распилил на куски доски, просверлил дырки и продел в них веревки; неказисты повозки, зато прочные. А экономка, добрая госпожа Папеш, дала несколько старых ведер под песок.
Все шишки - боеприпасы - пока идут в общую яму, после их поделят поровну между воюющими сторонами.
Из деревни пришли маленький Ясек с Зосей и Маня с беленьким Стахом. Они помогают собирать шишки.
Туда, где работа не ладится, спешат на подмогу новые партии рабочих.
Горн. Десять минут прошло. Вторая смена берется за лопаты.
Для утрамбовки земли хороши большие камни. Направление, длину и ширину рвов указывают бечевки, натянутые между колышками, вбитыми в землю, а чтобы выровнять вал, берут длинную доску, горизонтально кладут ее на землю и водят ею вверх и вниз; доска срезает песок, точно острый нож. Остается утоптать вал босыми ногами.
Сегодня только начало работ, а продлятся они недели две.
Раз, два... Все дружнее поднимаются и опускаются лопаты. Стой! Отдых.
Прибывает последний транспорт камней, ссыпают в яму последние пригоршни шишек. Ребята снова надевают куртки, усаживаются подле крепости и слушают интересный рассказ о маленьком итальянце из хорошо знакомой всем книжки Де Амичиса(1). ------(1) Автор имеет в виду книгу известного итальянского писателя Де Амичиса (1846-1908) "Сердце". ------
Скоро четыре. Рабочие становятся парами и с инструментами на плечах под звуки веселого марша возвращаются домой, чтобы подкрепиться. Дежурные выносят на веранду тазы с водой и полотенца. Полдник нравится всем.
Да и как не понравиться! Ведь сегодня яичница с картошкой! Одни сгребают яичницу в сторону и едят сначала картошку - она не такая вкусная, а яичницу оставляют на закуску. Другие, менее дальновидные, едят сначала яичницу, а потом уж картошку. И, наконец, третьи не без основания утверждают, что самое лучшее есть все вместе, потому что тогда у картошки такой вкус, как у яичницы. Каждый способ имеет своих сторонников и противников, и за столом не смолкают оживленные споры. Иногда за решением спора обращаются к сторожу: он человек взрослый, опытный и, наверное, лучше знает, как есть яичницу с картошкой. Кое-где спор переходит в ссору, а если уж говорить начистоту, кое-кто пытается убедить соседа с помощью кулаков. Вот какие удивительные в колонии нравы...
А вечером разразилась гроза.
Вслед за молнией ударил гром, и лес отвечает сердитым шепотом. Оконные стекла беспокойно дрожат; ветер бьет по стеклу крупными дождевыми каплями.
Казалось бы, ребятам должно быть страшно - гроза в лесу. Но они спокойно засыпают: они знают, что в колонии не случится ничего плохого. Может быть, кто и вздрогнет при раскате грома, но вот уже все спят, утомленные работой и спорами о том, как есть яичницу с картошкой.
А на другой день снова светит солнце. После ливня валы стали ниже, но зато прочнее. Малыши тоже получили лопаты и копают под надзором старших. Корцаж присматривает за маленьким Вайцем, Фромом и Фишбином. Фриденсон копает с Наймайстром, который всегда кашляет. На помощь прибывают Ротберг и Кулиг.
Из Костельных Заремб пришла мать с бледным мальчиком, который учится на раввина. Она хочет посоветоваться насчет здоровья сына: ей говорили, что в колонии слабые дети становятся сильными. Она удивлена, что мальчики так тяжело работают, а такие веселые.
А колонисты веселы потому, что спят на соломе и пьют молоко, и потому, что так чудесно пахнет лесом и светит солнце...
Когда через неделю земляные работы заметно продвинулись, пришло время подумать о строительстве железной дороги. Юзеф дал ребятам негодную метелку и старые грабли.
Железнодорожная насыпь, аккуратно выложенная камнями и палочками, тянется до самого шоссе. Стрелочник - Сикора, потому что у него больное сердце и он не может бегать; паровоз - Гудек Гевисгольд, потому что он свистит как настоящий паровоз.
На стройке скопилось много леса, - как бы не случился пожар. Пришлось организовать пожарную команду.
Каски сделали из носовых платков.
Каждая дружина получает флажок и горн. Есть и лестница, и тачка, и веревки, а вот резинового шланга нет, и его заменили длинным корневищем.
Господин Мечислав сложил в поле большущую печку с высокой каменной трубой. Ребята натаскали хвороста и устроили пробный пожар.
В разных местах располагаются пять пожарных дружин. Каждая дружина - под деревом, на дереве - сторожевая вышка.
Из трубы уже валит дым, трещат сухие ветки. Мчатся дружины, выстраиваются пожарники с топорами, подкатывает первое ведро воды, запряженное четырьмя ретивыми мальчишками.
А полиция с криком разгоняет зевак:
- Куда лезете? Назад!.. Тебе чего надо?
Совсем как на настоящем пожаре!..
ГЛАВА ПЯТАЯ
Колонистский суд.

Лето в Михалувке - Корчак Януш => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Лето в Михалувке автора Корчак Януш дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Лето в Михалувке у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Лето в Михалувке своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Корчак Януш - Лето в Михалувке.
Если после завершения чтения книги Лето в Михалувке вы захотите почитать и другие книги Корчак Януш, тогда зайдите на страницу писателя Корчак Януш - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Лето в Михалувке, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Корчак Януш, написавшего книгу Лето в Михалувке, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Лето в Михалувке; Корчак Януш, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн