А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Збых Анджей

Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон автора, которого зовут Збых Анджей. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Збых Анджей - Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон = 63.33 KB

Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон - Збых Анджей -> скачать бесплатно электронную книгу



Ставка больше, чем жизнь – 14

Scan, OCR: MCat78
«Ставка больше, чем жизнь»: Дрофа – Лирус; Москва; 1994
ISBN 5-7107-0209-9, 5-87675-054-9
Оригинал: “Stawka wieksza niz zycie”
Перевод: В. А. Головчанский
Аннотация
Книга А. Збыха (под этим псевдонимом выступают польские писатели Збигнев Сафьян и Анджей Шипульский) объединяет серию приключенческих повестей, повествующих о подвигах отважного польского разведчика Ганса Клоса, добывавшего в период второй мировой войны информацию о фашистских войсках.
Повести изобилуют остросюжетными моментами, в которых ярко проявляются бесстрашие и мужество подпольщиков.
Анджей Збых
Двойной нельсон
1
Клос открыл окно. Дым ворвался в купе вагона, занавеска от ветра взметнулась вверх, лежавшие на столике газеты и сигареты слетели на пол. Плотная пелена дыма закрыла все вокруг, и Клос не видел ничего, кроме сигнальных огней да неясных контуров каких-то строений.
Он посмотрел на девушку, сидевшую напротив. В скромном коричневом платье она выглядела значительно элегантнее, чем в мундире. Клос почувствовал на себе ее пристальный взгляд и подумал, что допустил уже вторую ошибку за те два часа, что провел вместе с ней в купе вагона скорого поезда, следующего из Берлина через Познань, Варшаву и далее на Люблин и Львов, пересекая с севера на юг оккупированную Польшу.
Первую ошибку Клос совершил буквально через две минуты после того, как поезд отошел от Берлинского вокзала. Он стоял перед окном и вдруг увидел лучи прожекторов, перекрещивающиеся в небе, а потом услышал грохот взорвавшихся бомб. Поезд тронулся, стремясь быстрее вырваться из огненного кольца. Клос упивался этим зрелищем, на мгновение забыв о присутствии девушки, которая внимательно наблюдала за выражением его лица.
Заметила ли она его радость? Неужели ей удалось то, что не удавалось до этого никому, – застать врасплох Ганса Клоса, когда он, расслабившись на миг, потерял над собою контроль? А ведь он всегда, в любой ситуации владел собой, ни на минуту не забывая, кто он. Она ничего не сказала, но… Ганна Бесель – небезопасный противник. Она не просто миловидная девушка, с которой приятно путешествовать в одном купе, а офицер немецкой разведки. Она его враг, хитрый и опытный, может быть, даже один из наиболее опасных противников, с которым ему, Клосу, приходилось до этого встречаться.
Ганна Бесель сидела непринужденно и курила, мастерски пуская кольца ароматного дыма.
– Тебе душно, Ганс? – спросила она Клоса. – Если хочешь, можешь открыть окно.
– Нет, благодарю тебя… Послушай, Ганна…
– Снова! – с досадой прервала она Клоса. – Ты забываешь, что я теперь не Ганна, а Ева.
«Входит в роль», – подумал Клос и вспомнил о настоящей Еве, замученной в берлинском гестапо. Той, настоящей Евы он почти не знал – видел ее однажды в коридоре военного министерства в Берлине и не предполагал, что она… Он понял это позднее, когда увидел ее вечером около портрета Фридриха Великого, висящего в коридоре, недалеко от двери, ведущей в интендантство, где господствовал полковник Люфт. Ева Фромм работала у Люфта секретаршей по рекомендации СД и была допущена к секретным документам. Маленькая, неприметная, ничего собой не представляющая, она сидела часами, склонясь над пишущей машинкой, не поднимая глаз даже тогда, когда кто-то входил в приемную полковника Люфта. Клос даже не помнил ее лица…
В тот вечер он засиделся допоздна над составлением каких-то списков. Закончив работу, Клос приоткрыл дверь, ведущую в коридор, увидел Еву, стоящую около портрета… Спустившись через несколько минут вниз, увидел ее снова. Двое верзил, обязанности которых он хорошо знал, держали Еву под руки. Когда они грубо вталкивали ее в машину, она была бледная, перепуганная насмерть. Невдалеке стояла другая машина. Около водителя сидела молодая женщина в мундире. Клос не знал тогда, что ее имя Ганна Бесель.
О дальнейшей судьбе Евы он узнал только через два дня. Будучи вызванным к полковнику Лангнеру, одному из заместителей адмирала Канариса, Клос застал в его кабинете Ганну Бесель и капитана Больдта, которого хорошо знал по совместной работе в отделе «Восток» абвера.
– Это капитан Клос, – сказал Лангнер, обращаясь к Ганне Бесель. – Он один из наших наиболее способных офицеров. Поэтому я выделил его в ваше распоряжение, майор, на время этой весьма сложной операции.
Клос молчал. Он знал, что прусские офицеры, а Лангнер был пруссаком, не любят, когда подчиненные задают им вопросы. Они должны уметь молча слушать, что им говорят, время от времени напоминая о своем присутствии и беспрекословном повиновении коротким и звучным: «Так точно».
– Вы, господин Клос, работали в Польше и поэтому снова отправитесь туда же, – продолжал Лангнер. Кратко и точно он изложил суть дела: – Два дня назад была арестована Ева Фромм, за которой велось длительное наблюдение. Будучи немкой и, кроме того, дочерью офицера, она работала на иностранную разведку. – Лангнер не пытался скрыть своего возмущения: – Переписывая на машинке секретные документы, она закладывала лишний экземпляр и оставляла его в тайнике, устроенном за портретом Фридриха Великого! Однако ее допрос не дал желаемых результатов – Ева Фромм не призналась, на кого она работала и кто пользовался тайником. Не призналась, – повторил полковник, а Клос в это время подумал, что надо обладать поистине неиссякаемым мужеством и бесстрашием, чтобы пройти через все муки ада и… ничего не выдать. – Она показала, что встретила неизвестного мужчину, который дал ей инструкции и деньги. Потом она уже больше никогда его не видела. Время от времени в тайнике за портретом она находила для себя очередное задание. Это явная ложь, – бросил оберет, – но, к сожалению, Ева Фромм уже действительно больше ничего не скажет. С нею слишком жестоко обошлись на допросе. – Снова на лице Лангнера появилось пренебрежительное выражение. – Видимо, вы понимаете, что все это значит, – медленно промолвил он. – Кроме того, неизвестно, кто из сотрудников военного министерства мог знать о тайнике за портретом.
Клос попросил разрешения закурить. Это было единственное, что он мог себе позволить.
– Итак, – продолжал Лангнер, – Ева Фромм в день ареста оставалась одна в кабинете полковника. Люфта для выполнения срочного задания. Ее шеф был так неосторожен, скажем прямо, слишком доверчив, – подчеркнул полковник. – Он так доверял своей секретарше, что даже не закрывал сейф. Ева Фромм имела возможность заснять на микропленку секретные схемы наших оборонительных укреплений на Западном фронте.
В кабинете воцарилась тишина. Больдт равнодушно смотрел в пространство, Ганна Бесель демонстративно рассматривала Клоса, отчего капитану было как-то неловко.
– Этот микрофильм, – полковник повысил голос, – видимо, находится уже у агента иностранной разведки, ибо наши люди сразу после ареста Фромм вскрыли тайник, но там уже ничего не было.
В кабинете снова стало тихо. Клос не знал, на кого работала Ева – на американцев, на англичан или на русских, но он думал сейчас о ней, как о солдате, погибшем в бою.
– И вот в связи с этим делом, – продолжал Лантнер, – майор Бесель и капитан Клос должны будут выехать в Польшу, Там, в генерал-губернаторстве, есть небольшое местечко Лиско-Здруй, где размещается дом отдыха для офицеров. Мы предполагаем и даже уверены, что в ближайшее время в Лиско-Здруе появится агент противника, полковник Конрад, и что цель его приезда – встреча со связным их разведки в Берлине, который должен доставить микрофильм с планами укреплений на нашем Западном фронте.
«Откуда это вам известно?» – хотел спросить Клос, но промолчал. Он понимал, что на этот вопрос ему не ответят.
– Мы располагаем точной информацией, – продолжал Лангнер. – В Лиско-Здруе уже более пятнадцати лет работает наш агент. Он отлично законспирирован, член польской подпольной сети. Его имя Плюш. Прошу вас, господин Клос, запомнить это имя – Плюш.
– Так точно, – отозвался Клос и добавил: – Понимаю, мы должны убрать Конрада и его агентурную сеть, – прекрасно понимая, что он едет туда совсем не за этим. Клос продемонстрировал перед Лангнером полное отсутствие сообразительности, которое так ценят в своих подчиненных прусские офицеры.
– Вы же, господин Клос, работаете не в гестапо! – бросил пренебрежительно Лангнер. – Майор Бесель будет играть роль Евы Фромм и послезавтра выедет в Лиско-Здруй, чтобы вручить Конраду пленку с нашими оборонительными укреплениями. Вот этот микрофильм. – Лангнер бросил, на стол катушку с микропленкой. – Вы, господин Клос, будете действовать в роли офицера безопасности. По приезде установите контакт с нашим агентом Плюшем и обеспечьте успешное возвращение Конрада в Англию. – Лангнер громко рассмеялся: – Наконец-то они будут иметь планы наших оборонительных укреплений! Вы понимаете, конечно, господин Клос, что передача этого микрофильма английской разведке осуществляется для дезинформации противника, – уточнил Лангнер, явно недооценивая сообразительность своих офицеров.
Операция была хорошо продумана, должен был признать Клос, и, когда в кабинете снова воцарилась тишина, он рискнул задать вопрос:
– А если появится их настоящий связной из Берлина и предупредит Конрада об аресте Евы Фромм?..
– Вот именно в этом-то все и дело, – ответил Лангнер. – Тогда необходимо его убрать прежде, чем он встретится с Конрадом, и во чтобы то ни стало изъять у него настоящий микрофильм с планами оборонительных сооружений. И ваша задача, Клос, не допустить, чтобы он попал в руки врагов. От этого зависит успех всей нашей операции и безопасность майора Ганны Бесель.
Клос хорошо понимал, что Ганна Бесель там, в польской разведке, должна будет играть ту же роль, что и он, Ганс Клос, в абвере, поэтому он обязан помешать ей, но так, чтобы на него не пало и тени подозрения…
– О чем так задумался, Ганс? – неожиданно услышал он голос Ганны.
– Поездка через территорию генерал-губернаторства небезопасна, – ответил Ганс первое, что пришло ему на ум.
– Ты боишься? – удивилась Ганна.
Клос промолчал. Ганна Бесель продолжала играть и, как показалось Клосу, пыталась его на что-то спровоцировать.
«Может быть, она меня в чем-то подозревает? – подумал Клос. – А может, подозрение возникло в Берлине?» Вот уж несколько часов Клос искал ответы на эти вопросы. Он знал, что игра, которую он ведет, небезопасна, но пока не видел причин для того, чтобы поддаваться панике; человек, который теряет самообладание, как правило, допускает ошибки и чаще всего проваливается…
– Это увлекательная игра, – услышал он голос Ганны. – Ты знаешь, что особенно меня занимает? Это то, что я, женщина, приношу больше пользы здесь, чем многие мужчины на фронте, а вместе с тем вся моя жизнь – риск, а я не чувствую страха, даже когда удваиваю ставку. Все оплатится жизнью сполна!
«Провинциальная Мата Хари», – подумал Клос с презрением. Он хорошо знал, как дорого расплачиваются за такую игру, и ежедневно проклинал мундир, который вынужден носить, и свою работу в этой проклятой войне.
– Ты любишь соперничать с мужчинами? – спросил. Клос, лишь бы что-то сказать Ганне.
– Конечно. С удовольствием, например, с тобой, – ответила Ганна Бесель.
– Да, но мы с тобой – на одной стороне, – возразил Клос, едва сдерживая волнение. – Давно ты работаешь в разведке? – уже спокойно спросил он.
– Такие вопросы задавать не следовало бы, но я могу тебе ответить: с тридцать восьмого. – Она громко рассмеялась: – Уверена, что больше, чем ты. В тридцать восьмом приехала в Германию. Я немка из Аргентины, оттуда и мое знание языков…
– Ну и как, пригодились?
– Конечно. У меня исключительные способности к иностранным языкам, мой дорогой Ганс. Я владею даже польским.
Клос подумал, что без знания польского языка ей трудно было бы выполнить задание Лангнера. Вместе с тем это обстоятельство значительно усложняет его задачу. В обстановке подпольной борьбы с оккупантами он должен будет найти путь, ведущий к английскому агенту Конраду, обезвредить немецкого агента Плюша – и сделать это быстро, чтобы разрушить планы абвера…
Поезд замедлил ход. Клос отодвинул занавеску и вместо города увидел нагромождение развалин, освещенных луной. Он прильнул к окну, чтобы Ганна не могла видеть его лица, так как не был уверен в том, что его не выдаст неосторожное движение губ и выражение лица…»
– Что это? – спросила Ганна Бесель.
– Варшава.
– Ах да! – воскликнула майор Бесель. – Это же бывшая столица Польши, которая теперь навсегда останется германской провинцией. Как ты думаешь, Ганс, долго ли мы простоим здесь?
– Надеюсь, что нет, – ответил Клос, и на этот раз совершенно искренне.
2
На вокзале у Клоса предстояла встреча. И здесь он опять допустил ошибку… Впрочем, через несколько минут допустил еще одну – недооценил сообразительность и бдительность «провинциальной Мата Хари».
Матей должен был ожидать его на перроне. Клос послал ему из Берлина открытку, в которой заранее условленным кодом сообщил дату и время прибытия поезда в Варшаву. Однако перрон, к сожалению, был пуст. Но все обошлось благополучно: буквально тут же появился Матей в черном пальто и такой же шляпе.
Клос держал во рту незажженную сигарету, и Матей очень услужливо, даже слишком услужливо, подскочил к нему и протянул зажигалку. Они находились рядом буквально каких-нибудь две секунды.
– Еду в Лиско-Здруй, – тихо сказал Клос. – Жду тебя послезавтра. Речь идет об установлении контакта с Конрадом. Точно я не знаю, кто он…
Матей не торопясь направился вдоль состава.
Клос возвратился к своему вагону, около которого суетился грузный, широкоплечий господин в тирольской шляпе. Обливаясь потом, он тащил увесистые чемоданы, выкрикивая какие-то немецкие ругательства.
– Даже носильщиков нет в этой проклятой Варшаве! – ворчал толстяк.
Клос помог ему внести вещи в купе и таким образом завязал знакомство с господином Гебхардтом, который, как оказалось позже, также ехал в Лиско-Здруй.
Поезд тронулся. Клос, оставаясь в тамбуре вагона, мог еще видеть край аллеи Третьего Мая, а потом уже с моста бросил прощальный взгляд на Вислу и на предместье Варшавы – Прагу.
– Однако же увлекла тебя эта Варшава! – услышал он за своей спиной. Мгновенно повернулся: Ганна Бесель уже в который раз преподносит ему сюрприз!
– Когда-то я провел здесь месяца два.
– Как видно, поляки – любезный народ, – съехидничала майор Бесель. – Стоит только выйти на перрон, как кто-то услужливо дает прикурить немецкому офицеру.
– Может быть, он немец, – равнодушно ответил Клос. – Ты не очень наблюдательна.
– Может быть… А теперь не забудь: в Лиско-Здруе мы не знаем друг друга. Оба приезжаем в дом отдыха. Помни, что там каждую минуту может появиться их настоящий связной из Берлина. И чтобы не было недоразумений, повторяю еще раз: я беру на себя руководство всей операцией.
Клос ответил, что приказ есть приказ и он ему подчиняется. Ганна говорила еще что-то, но он больше ее не слушал. Они стояли в тамбуре вагона около дверей. «Стоит только передвинуть защелку на „Открыто“ – и… – промелькнуло в голове Клоса. – Если ее убрать сейчас, поверят ли, что это был несчастный случай? Может быть, поверят… Огромный риск, но при удаче наверняка еще одна провокация абвера провалится в самом начале». Решил. Передвинул защелку на «Открыто» в уверенности, что Бесель не заметила быстрого движения его руки…
– Мы должны быть осторожными, Ганс, – промолвила Ганна, – ибо каждая ошибка может нам дорого стоить. – Она отошла от двери, а потом быстро переставила защелку на «Закрыто».
«Интуиция? Предчувствие? А может быть, подозрение», – не переставал мучительно думать Клос, когда возвратился в купе. Здесь уже разместился со своими чемоданами господин Гебхардт, Он жаловался на то, что железнодорожники в Берлине ввели его в заблуждение и поэтому он вынужден был ехать до этого проклятого Лиско-Здруя с пересадкой в Варшаве. Впрочем, нужно ли ему вообще проводить свой отпуск на территории генерал-губернаторства? Он удивляется, как мог на это согласиться. Он, высокопоставленный чиновник, советник министерства пропаганды рейха, мог бы выехать куда-нибудь в горы или даже на французское побережье, а вместо этого едет в какой-то Лиско-Здруй. Может быть, его потянули в эти места военные воспоминания? Он хорошо помнит то время, когда участвовал в блицкриге тридцать девятого года и часть этой кампании провел около Лиско-Здруя. Это было незабываемое время настоящих мужских переживаний. Да, действительно незабываемое… Обрушив на них лавину слов, Гебхардт достал из чемодана бутылку французского коньяка и металлические стопочки. Вскоре они медленно тянули ароматный напиток, а Гебхардт все рассказывал и рассказывал о себе, даже о том, что на вокзале в Лиско-Здруе его будет ожидать машина одного высокопоставленного господина.
– Это мой близкий приятель, – продолжал Гебхардт, – и порядочный немец, который имеет теперь друзей в каждой оккупированной стране. – Он громко рассмеялся: – Поедете вместе со мной и увидите, какой я гонщик. Это мое увлечение.
Автомашина действительно ждала Гебхардта. Толстяк сел за руль. Ехали с вокзала по широкому шоссе, обсаженному деревьями, потом внезапно открылся небольшой городок в долине среди отлогих гор, покрытых густым лесом. На полях виднелись стога, а жнивье, тянувшееся до самых склонов гор, напоминало о наступающей осени. Проехали извилистые улочки, застроенные одноэтажными деревянными домиками, уже глубоко осевшими в землю и открыто показывающими свою ветхость.
Гебхардт прибавил газу, машина выскочила из лабиринта улиц, и через несколько минут они оказались перед двухэтажным домом, стоявшим у подножия горы в густом парке.
– Именно здесь, – сказал с радостью Гебхардт, – здесь мы будем отдыхать. – И нажал на сигнал.
3
Их пребывание в Лиско-Здруе мало походило на отдых. Клос предполагал, что Ганна Бесель проинформирует его о деталях предстоящей операции и что он будет равноправным партнером в ней. Однако сразу же стало ясно, что ему предназначена роль значительно скромнее: выполнение отдельных поручений. Он должен был установить контакт с агентом абвера Плюшем, но не знал, каким способом Ганна Бесель намеревается выйти на Конрада и его агентурную сеть.
Клос ожидал Матея, без которого не мог что-либо предпринять. А времени было так мало: день, может быть, два!.. Но Клос не терял надежду на лучшее. Он решил: если Ганна не раскроет своих карт, ему придется следить за каждым ее шагом. Клос думал об этом, прохаживаясь по широкому коридору дома отдыха, стены которого были увешаны картинами, прославляющими немецкие победы на всех фронтах. Но вот он остановился перед дверью комнаты Ганны Бесель, открыл ее.
Майор Бесель сидела перед зеркалом и расчесывала волосы.
– Мне очень приятно, Ганс, что ты пришел, – сказала она не поворачиваясь. В ее голосе чувствовалась язвительная насмешка. Знакомые немцы редко разговаривали с Клосом подобным тоном, и это еще больше его обеспокоило и насторожило. – Ты решил уделить мне внимание и посмотреть, как я устроилась? Но я же предупреждала тебя, чтобы ты не афишировал наше знакомство.
– Меня очень огорчает такое безразличие, – вздохнул Клос.
– Я должна тебя видеть столько, сколько требует дело, – ответила Ганна.
– Но мне этого недостаточно.
– Что это? – Майор Бесель посмотрела на него с усмешкой. – Признание?
Клос молчал.
– Ну хорошо, допустим… Но ты, Ганс, ведешь себя как мальчишка, которому не дали денег на кино. Я тебе уже говорила, что ты интересный парень, но служба требует… Ты не женат? – вдруг спросила Ганна.
– Нет.
– Может быть, у тебя есть невеста?
– Тоже нет.
– Удивительно. Немногие офицеры в твои годы не имеют любимых девушек на родине.
Клос вынужден был сменить тему разговора.
– Когда ты пойдешь туда? – спросил он Ганну. Он действительно не знал, пойдет ли она куда-либо, но справедливо предполагал, что ей необходимо установить с кем-то контакт или иметь адрес, который помог бы выйти на встречу с Конрадом.
– Когда я туда пойду? – спросила Ганна и рассмеялась. – Очевидно, скоро, мой дорогой Ганс. У нас очень мало времени, потому что тот, третий, на кого работала Ева Фромм, может появиться здесь каждую минуту.
– Он мог даже приехать вместе с нами, – вставил Клос.
– Принимаю и это во внимание, – ответила она холодно. – Если он приехал, то ему известен тот же пароль, который знаю я, и, видимо, он осведомлен об аресте настоящей Евы Фромм…
«Ведь знает какой-то пароль, – подумал Клос, – и, наверное, уже установила контакт. По всей вероятности, эту информацию она получила от Плюша».
– Тебе, Ганс, необходимо побыстрее встретиться с Плюшем, – посоветовала Ганна, как будто угадав его мысли.
– Да, но я хочу быть уверенным, что ты в безопасности, – ответил Клос. – Ты же можешь оказаться в ловушке, а я обязан охранять тебя.
Она громко рассмеялась:
– Этого от тебя не требуется, мой дорогой. Я сама позабочусь о себе. А теперь прошу тебя, Ганс, дай мне возможность одеться.
«Ничего не добился», – подумал Клос. Оставалось только одно – следить за Ганной и терпеливо ждать Матея, зная, что майор Бесель постарается в самое ближайшее время установить связь с людьми Конрада.
К счастью, из окна комнаты Клосу хорошо виден вход в дом отдыха. Это был отличный наблюдательный пункт, который он не имел права покидать ни на минуту. Здесь входили и выходили офицеры в мундирах и в штатском, ковыляли раненые (как здесь говорили: «Герои победы Германии»).
Среди отдыхающих Клос увидел Гебхардта, который оживленно с кем-то беседовал, оглушая окружающих громким смехом. Впервые Клос подумал о Гебхардте с профессиональным интересом, хотя ему казалось малоправдоподобным, чтобы польская или английская разведка могла завербовать такого типа. «Маска?» – подумал Клос. Но он уже видел столько людей!.. И снова его мысли вернулись к Ганне: она все еще не доверяла ему, в этом у него не было сомнения. Откуда это недоверие?
Темнело. Клос отошел от окна в глубь комнаты, закурив сигарету, но продолжал следить за происходящим на улице. Может быть, майор Бесель не так уж опешит начать выполнение задания, как это ему показалось? И в этот момент Клос увидел Ганну. Она спустилась с лестницы и быстрым шагом направилась к воротам парка. Что-то поразило Клоса в ее внешнем виде. Когда он спустился вниз и пошел следом за ней темной аллеей, ведущей в городок, понял, в чем дело: она была одета как простые польские девушки. Не было сомнения в том, что Бесель вышла «на работу».
Клос следовал за ней, но так, чтобы она его не заметила, хотя это было и нелегко, ибо он понимал, что имеет дело с опытным разведчиком… Узкие улочки городка петляли, неожиданно заканчиваясь захламленными дворами.
Клос понял, что Ганна пытается запутать следы, соблюдая профессиональную осторожность. Он еще раз убедился, что имеет дело с опытным и хитрым противником. Вдруг она остановилась, внимательно осмотрелась. Клос едва успел отступить в тень одноэтажного домика. В это время Ганна скрылась в темноте какого-то дворика. Немного подождав, он подошел ближе. Увидел, как она постучала в дверь полуразвалившегося домика и скрылась в темноте.
– Добрый вечер, – услышал Клос из полуоткрытой двери. Ганна говорила по-польски без акцента. – Я пришла от Юзефа…
По всей вероятности, это была часть пароля. Дверь закрылась, послышалось лязганье засова. В закрытом занавеской окне он увидел только две тени – Бесель и сгорбленной старухи. Клоса охватила непреодолимая ярость. Что из того, что он узнал адрес явки?! Ганна Бесель уже начала операцию, проникла в польскую подпольную организацию; она, возможно, сейчас установит связь с агентом из Лондона, а он, Клос, не может помешать ей в этом! Не пойдет же он к незнакомым людям и не скажет: «Будьте осторожны, это немецкий агент!» Ему нельзя рисковать, ибо перед ним стоят важные задачи и война еще не окончена.
Ожидать майора Бесель уже не было смысла. Клос установил все, что мог. Он закурил сигарету и посмотрел на часы: было необходимо успеть встретиться с Плюшем – «нашим агентом, который служит Германии уже пятнадцать лет», как сказал Лангнер.
Плюш работал в небольшом ресторанчике в Лиско-Здруе под названием «Курортный». Клос добрался туда без особого труда. Зал ресторана был обширный, но полупустой, официанты медленно сновали между столиками. Клос сел за столик, вынул из кармана фотографию Плюша, которую вручил ему в Берлине Лангнер, и еще раз взглянул на нее. Так и есть, этот! Лысеющий человек, уже за сорок, толстые губы, очки… Клос повелительно махнул ему рукой. Официант сразу подошел к столику.
– Я вас слушаю, господин капитан. – Он говорил по-немецки почти без акцента.
Клос повертел портсигар:
– Ваше имя Плюш, это точно?
Официант утвердительно кивнул.
– Я от Курта из Берлина, – назвал Клос пароль, который дал ему Лангнер.
– Мы не можем здесь разговаривать, – шепнул Плюш. – Я сейчас подам вам кофе. Или, может быть, что-нибудь покрепче?
– Можно рюмку коньяку.
– У нас коньяк французский, господин капитан, – громко ответил Плюш и тихо добавил: – Конрад уже приехал. Я только боюсь, что меня начинают подозревать.

Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон - Збых Анджей -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон автора Збых Анджей придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Збых Анджей - Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон.
Возможно, что после прочтения книги Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон вы захотите почитать и другие книги Збых Анджей. Посмотрите на страницу писателя Збых Анджей - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Збых Анджей, написавшего книгу Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Ставка больше, чем жизнь - 14. Двойной нельсон; Збых Анджей, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...