А-П

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Брэдфорд Барбара Тейлор

Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1


 

Здесь выложена электронная книга Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1 автора, которого зовут Брэдфорд Барбара Тейлор. В библиотеке ulib.info вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Брэдфорд Барбара Тейлор - Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1 (причем без регистрации и без СМС)

Размер файла: 704.65 KB

Брэдфорд Барбара Тейлор - Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1 - бесплатно скачать книгу



Эмма Харт - 1

OCR Lady Vera
«Состоятельная женщина»: Вагриус; Москва; 1994
ISBN 5-7027-0052-Х
Аннотация
Увлекательный роман о необыкновенной Эмме Харт, для которой даже весь мир недостаточно велик. Девушка из бедной семьи становится главой фантастически богатой корпорации благодаря неукротимой жизненной силе. Более полувека успешно управляет Эмма своей суперфирмой, ставшей ее жизнью, семьей, судьбой. Обожаемая многими мужчинами, познавшая сладость любви и власти над людьми, эта женщина достигла вершины жизненного успеха. Но внезапно над ”Харт Энтерпрайзиз” нависает серьезная опасность со стороны алчных родственников. Месть Эммы столь же блистательна, как и она сама.
”Состоятельная женщина” - первая часть трилогии, включающей также романы ”Удержать мечту” и ”Быть лучшей”.
Барбара Тэйлор Брэдфорд
Состоятельная женщина
Книга 1
Посвящаю Бобу и моим родителям. Они знали, почему.
Ценность жизни не в том, сколько прожито, но как. Можно долго жить и мало преуспеть. Удовлетворение книгой жизни зависит не от ее величины, а от воли человека.
Мишель Монтень. Опыты.
У меня сердце мужчины, а не женщины, и я ничего не боюсь.
Елизавета I, королева Англии.
I часть
ДОЛИНА
1968
Он роет ногою землю и восхищается силою; идет навстречу оружию.
Книга Иова, 39, 21
1
Эмма Харт выглянула в иллюминатор: частный реактивный лайнер „Лир”, принадлежащий американской нефтяной корпорации „Сайтекс”, с трудом вырвавшись из кучевых облаков, узкой полоской прочерчивал небо, такое пронзительно-голубое, что на него было больно смотреть. Ослепленная на миг, Эмма отвернулась от окна и, откинувшись затылком на спинку кресла, закрыла глаза. Какое-то время, даже с закрытыми глазами, она еще продолжала чувствовать эту сияющую голубизну. Именно в этот момент Эмму охватила такая острая тоска по дому, что от неожиданности у нее перехватило дыхание. Да ведь это же небо с картины Тернера, что висит над камином в верхней гостиной Пеннистон Роял, - весеннее йоркширское небо, запечатленное в ту пору, когда ветер гонит туман с болот.
Едва заметная улыбка, смягчающая обычно твердую линию рта, заиграла на ее губах, стоило ей только вспомнить об имении в Йоркшире. Ей всегда казалось, будто огромный дом, расположенный посреди пустынных и мрачных болот, был создан некоей высшей силой, а не простым смертным архитектором. По существу, это место было единственным в этом сумасшедшем мире, где она находила утешение и силы, чтобы жить дальше. Ее дом. Как давно она не была там - почти полтора месяца, а для нее это огромный срок. Но ничего, на следующей неделе она возвращается в Лондон, так что к концу месяца можно будет поехать на север, в Пеннистон. Вновь успокоиться, погрузиться в тишину, увидеть свои сады и своих внуков.
Настроение у Эммы сразу улучшилось, она впервые за последние несколько дней расслабилась и откинулась на спинку сиденья: все ее тревоги, казалось, улетучились. Вздох облегчения, смешанного с усталостью, вырвался из ее груди. Она действительно смертельно устала за эти несколько дней бесконечных баталий на заседаниях правления в штаб-квартире „Сайтекса” в Одессе, поэтому с неимоверным облегчением думала сейчас о предстоящем приезде в свой относительно спокойный нью-йоркский офис. Не то, чтобы Техас ей не нравился. На самом деле она любила этот огромный штат за то, что в его грубой и небрежной мощи она улавливала сходство с ее любимым Йоркширом. Но эта последняя поездка ее просто вымотала. „Должно быть, - с горечью подумала Эмма, - я становлюсь уже староватой для таких путешествий”. Впрочем, она тут же отвергла это предположение как недостойное. Эмма явно пыталась хитрить, а хитрить сама с собой она не привыкла. В конечном счете, честность помогает экономить время. К тому же, если быть до конца откровенным, она отнюдь не чувствовала себя старой. Конечно, иногда сказывается усталость, но что особенно утомляет, так это необходимость общаться с дураками - с тем же Гарри Мэрриотом, президентом их корпорации, человеком к тому же опасным, как и все дураки.
Эмма открыла глаза и выпрямилась: мысли снова вернулись к делам, она могла не есть, не спать и не думать ни о чем другом, кроме своих гигантских предприятий и той прибыли, которую они давали. Положив ногу на ногу, распрямив плечи, словом, приняв свою обычную деловую позу, она вновь стала сосредоточенной и величественно-неприступной. В посадке головы чувствовалась властность, она же угадывалась во всей ее статной фигуре; зеленые глаза, холодные, как сталь, излучали огромную силу. Привычным жестом маленькой сильной руки она поправила изящно уложенные серебристые волосы, хотя, по правде говоря, в этом не было никакой нужды, так безукоризненно выглядела по обыкновению ее прическа. Как, впрочем, и она сама - в своем элегантном шерстяном костюме простого покроя, чья строгость несколько смягчалась молочной белизной восхитительного жемчужного ожерелья и роскошной изумрудной брошью, приколотой возле плеча.
Бросив взгляд на сидевшую напротив внучку, Эмма убедилась, что та с большим усердием расписывала деловые встречи на предстоящую неделю в Нью-Йорке. „Наверно, слишком уж я ее эксплуатирую, - подумалось Эмме. - Что-то у нее сегодня утром измученный вид.” На мгновение она даже ощутила не свойственные ей угрызения совести, но тут же взяла себя в руки. „Ничего, - решила она, - девушка молодая, выдержит. Зато где она еще пройдет такую школу?”
- Ты не попросишь этого молодого человека - кажется, стюарда зовут Джон? - сварить кофе? Пожалуйста, Пола! Сегодня утром он нужен мне, как никогда, - обратилась она к внучке.
Пола оторвалась от блокнота и взглянула на бабушку. Да, подумала та, красивой в общепринятом смысле слова ее не назовешь, но от девушки исходит такая потрясающая жизненная сила, что это делает ее чертовски привлекательной, чему немало способствует и ее природная яркость. Блестящие иссиня-черные волосы уложены валиком вокруг головы: росшие мысиком на лбу, они оттеняли лицо такой сияющей чистоты и матовой белизны, что оно казалось высеченным из мрамора. Лицо было продолговатым, с выступающими скулами, лоб широкий, глаза - выразительные и живые, подбородок волевой, как у самой Эммы, но самым необыкновенным в этом лице были именно глаза - большие, умные, темно-синие, как васильки, почти фиолетовые.
- Как ты скажешь, - с приветливой готовностью отозвалась внучка. - Да я и сама не против.
Она встала и пошла к двери - высокая, стройная, грациозная. „Пожалуй, на мой вкус, немного худа”, - отметила про себя Эмма. Впрочем, так было всегда: видно, такая уж конституция. В детстве Пола напоминала длинноногого жеребенка - сейчас превратилась в поджарую скаковую лошадку. Обычно суровое лицо Эммы осветила улыбка, в которой читалась и любовь к внучке, и гордость за нее; глаза, глядевшие вслед Поле, неожиданно потеплели. Это была ее любимица, также как и Дэзи, мать Полы и одна из Эмминых дочерей.
Многие ее мечты и надежды были связаны с этой девочкой. Еще когда Пола была совсем маленькой, она сильно привязалась к бабушке, не по годам проявляя интерес к ее делам. Больше всего на свете она любила бывать в бабушкином офисе - просто сидела и смотрела, как та работает. Будучи подростком, она продемонстрировала столь потрясающее понимание самых запутанных финансовых операций, что Эмма была просто поражена: ничего подобного она не наблюдала ни у одного из своих собственных детей, не слишком разбиравшихся в семейном бизнесе. Втайне Эмма, конечно, ликовала, но предпочитала не торопиться с выводами, опасаясь, что это девичье увлечение может в один прекрасный день улетучиться. Но этого не случилось. Как только Поле стукнуло шестнадцать, она заявила, что начинает работать вместе с бабушкой, решительно отказавшись от того, чтобы завершить свое образование в одной из частных школ Швейцарии. На работе Эмма была просто безжалостна по отношению к любимой внучке: подобной строгости она не проявляла ни к кому из своих сотрудников. Она стремилась к тому, чтобы Пола досконально изучила все, что касалось компании „Харт Энтерпрайзиз".
Сейчас внучке было уже двадцать три - и по своему уму, способностям и зрелости суждений она настолько превосходила большинство своих сверстниц, что Эмма недавно предложила ей довольно ответственный пост в своей компании. К великому изумлению и раздражению старшего сына Эммы Кита, служащего компании, Пола стала ее личным помощником. В качестве доверенного лица и правой руки Эммы, Пола была в курсе почти всех дел - как относившихся к деятельности компании, так и ее собственных. Когда было необходимо, Эмма советовалась с внучкой и по семейным делам, что особенно выводило Кита из себя.
Пола вернулась из маленькой кухоньки, весело смеясь.
- Представляешь, - сказала она, усаживаясь, - этот стюард как раз заваривал для тебя чай. Наверняка, как и все другие, считает, что раз англичане, значит, пьют только чай. Но я сказала, что мы предпочитаем кофе. Правильно, бабушка?
Эмма рассеянно кивнула: мысли ее были далеко.
- Умница, правильно сделала, - вынув из лежавшего на соседнем сиденье портфеля очки и множество папок, она протянула одну из них Поле. - Погляди, пожалуйста, на цифры финансового отчета. Это наш нью-йоркский магазин. Мне интересно, что ты об этом думаешь. По-моему, мы семимильными шагами движемся вперед...
Пола тут же внимательно взглянула на нее.
- Так скоро? Это же значительно быстрее, чем ты предполагала? Значит, твои перестановки отлично сработали. Вот и результат. Так и должно быть.
Пола с интересом открыла папку и сразу же углубилась в цифры. Как и Эмма, она обладала изумительным даром мгновенно пробегать весь балансовый отчет, на ходу оценивая как его сильные, так и слабые стороны. Внучка, подобно бабушке, отличалась превосходным деловым чутьем.
Надев роговые очки, Эмма, в свою очередь, погрузилась в изучение большой синей папки, относившейся к делам корпорации „Сайтекс”. По мере того, как она перелистывала страницы, на ее лице мелькала злорадная ухмылка, а во взгляде светилось мрачное удовлетворение. Наконец-то, после трех лет отчаянной борьбы, она все-таки выиграла: президент нефтяной корпорации Гарри Мэрриот ушел со своего поста - пусть даже с формальным повышением (он стал председателем правления), но все-таки ушел.
Самой Эмме еще много лет назад стали ясны все недостатки этого человека. Да, может быть, он и не был полностью коррумпированным, но, несомненно, отличался изворотливостью и лживостью: лицемерие было поистине его второй натурой. С годами, по мере того, как корпорация процветала и рос его личный капитал, эти черты еще больше усилились, и иметь с ним дело - на любом уровне - стало попросту невозможно. С точки зрения Эммы он растерял даже ту, пусть небольшую, но все же хоть какую-то деловую хватку, которая была у него раньше. А о том, что он плохо ориентировался в быстро меняющемся мире бизнеса, и говорить было нечего.
Делая пометки на документах, с которыми ей предстояло работать по приезде в Нью-Йорк, она не без облегчения думала о том, что теперь в „Сайтексе” наконец-то прекратятся эти ужасные стычки. Еще вчера Эмма была буквально зачарована безрассудством этого человека: с любопытством и вместе с тем с ужасом следила она, как Гарри сам искуснейшим образом загоняет себя в угол, откуда, Эмма знала это, не существовало никакого выхода. Лишь однажды, за все сорок с лишним лет их знакомства, он взмолился о помощи, ссылаясь на старую дружбу, запутавшийся вконец, беспомощный - полное ничтожество в глазах своих оппонентов, из которых самым непримиримым была она. Эмма тогда не ответила на его мольбу, она промолчала: ее зеленые, как у ящерицы, глаза не выражали ничего, кроме непреклонности. И вот она победила! При полной поддержке правления. Итак, Гарри убран. Президентом „Сайтекс Ойл” стал новый человек. Ее человек. Теперь за корпорацию можно не беспокоиться. Но радости ей это не принесло, потому что ее победа означала падение другого, а Эмма по натуре не была мстительной.
Убедившись, что все бумаги в порядке, Эмма положила папку и очки обратно в портфель, села поудобнее и взяла свой кофе.
- Скажи, Пола, - обратилась она к внучке, потягивая из кофейной чашечки, - ты ведь уже была на нескольких заседаниях правления „Сайтекса", не так ли? Как ты думаешь: скоро ты сможешь одна заниматься там нашими делами?
Оторвавшись от балансового отчета, Пола изумленно посмотрела на Эмму.
- Ты что, собираешься послать меня туда... одну?! - воскликнула она. - Да это же все равно, что послать ягненка на бойню! Нет-нет, ты этого не сделаешь!
Присматриваясь к Эмме, она, однако, заметила знакомое непроницаемое выражение, которое обычно скрывало безжалостную решимость. „Боже, - промелькнуло в голове у Полы, - неужели она и вправду поступит так?!”
- Ты это серьезно, бабушка? - тем не менее спросила она с дрожью в голосе, заранее зная ответ, и сердце ее тревожно екнуло.
- Конечно, серьезно! - ответила Эмма, и по лицу ее скользнула тень недовольства: ее удивляло, что Пола явно нервничает, хотя она не раз участвовала в ответственных переговорах и всегда проявляла хладнокровие и дальновидность. - Разве я когда-нибудь говорила не то, что имела в виду? По-моему, тебе это известно лучше, чем кому бы то ни было, Пола! - закончила она суровым тоном.
Пола не отвечала, и в считанные секунды Эмма успела заметить, какой напряженный, встревоженный у нее взгляд. „Неужели Пола чего-то боится? - подумалось ей. - Этого быть не может! Такого с ней в жизни еще не случалось. Она сильная, не то что другие. Или я ошибаюсь на ее счет?” Мурашки пробежали у Эммы по спине при мысли о такой возможности: нет, в ее сознании это не укладывалось, и холодный, ясный ум отверг подобное предположение, резанувшее ее, словно стальное лезвие. Наверное, решила она, Пола просто перенервничала на этом последнем заседании - куда больше, чем можно было догадаться по ее внешнему виду. Сама Эмма оставалась все эти дни совершенно спокойной, хотя происходившее не могло ее не раздражать - и совершенно ненужное „кровопускание”, и пустая трата драгоценного времени. Однако она видела все это не однажды, наблюдая яростную грызню за власть, и как ни осуждала, все-таки могла с нею смириться. Обладая сильным характером, она относилась к окружающим беспристрастно. „Поле, - подумала она, - надо этому еще учиться”.
Лицо ее еще оставалось таким же строгим, но голос заметно потеплел:
- Не беспокойся, я не пошлю тебя в „Сайтекс" одну, пока ты сама не уверишься, что можешь прекрасно со всем справиться. А я так уверена в этом уже сейчас.
Все еще держа папку в руках, Пола перебирала листы своими изящными, но вместе с тем ловкими пальцами. Затем положила папку на сиденье грациозным движением и устроилась в кресле поудобнее. Чувствовалось, что она вновь обрела самообладание.
- Почему ты уверена, - глядя на бабушку в упор, быстро спросила она, - что на правлении ко мне будут относиться так же, как к тебе? Я-то знаю, что думают обо мне члены правления. Для них я всего лишь испорченная, избалованная внучка состоятельной и могущественной женщины. Пустоголовая кукла с красивым личиком - только и всего. Так что не обольщайся: они никогда не станут слушать меня с тем же почтением, что и тебя. Да и почему, собственно, они должны это делать, скажи! Ведь я - это не ты.
Эмма поджала губы, чтобы скрыть усмешку: в ответе Полы она почувствовала не столько страх, сколько уязвленную гордость.
- Да, я знаю сама, что они там о тебе думают, девочка. - Голос ее звучал гораздо мягче. - Но мы обе с тобой прекрасно понимаем, что они ошибаются. Мне известно, конечно, что их отношение тебя бесит, дорогая. Мне также известно, что тебе ничего не стоило бы их разубедить. Я не знаю только одного: хочется ли тебе, чтобы они изменили свое мнение?
Эмма вопросительно поглядела внучке в лицо, проницательно прищурившись. Не услышав ответа, она продолжала:
- Признаюсь тебе, что меня всегда недооценивали мужчины. Этот крест я несла всю жизнь. Особенно я страдала от этого в твоем возрасте. Однако были в этом и свои преимущества, и я научилась ими пользоваться. Ты уж мне поверь, милая. Знаешь, Пола, когда мужчины убеждены, что имеют дело с глупой или ограниченной женщиной, они теряют обычную бдительность, становятся беспечными, а иногда даже допускают промахи. Не отдавая себе в этом отчета, они преподносят тебе этот подарок, можно сказать, на блюдечке.
- Да, но...
- Никаких „но”, Пола, пожалуйста. И уж ты-то не вправе меня недооценивать. Неужели ты всерьез думаешь, что я смогла бы поставить тебя в щекотливое или, не дай Бог, рискованное положение? - Эмма покачала головой и улыбнулась. - Я знаю твои возможности, дорогая. И всегда в тебя верила. Гораздо больше, чем в моих собственных детей, не считая, правда, твоей матери. И ты еще ни разу в жизни меня не подводила.
- Я благодарна тебе за доверие, бабушка, - твердо ответила Пола. - Но мне трудно иметь серьезные дела с теми, кто не воспринимает меня серьезно. А члены правления „Сайтекса" именно так и ведут себя.
Когда она произносила эти слова, в глазах девушки зажегся упрямый огонек, губы сжались в одну тонкую прямую линию: такое выражение непреклонности часто появлялось на лице ее бабушки, и сейчас она невольно копировала его.
- Знаешь, Пола, ты все-таки не перестаешь меня удивлять. У тебя колоссальная самоуверенность, ты не раз доказывала, что можешь сотрудничать с самыми разными людьми, на всех уровнях, причем делала это с самых юных лет. И ничего, тебя это не волновало. - Эмма тяжело вздохнула. - Сколько раз я твердила тебе, что в бизнесе не имеет ровным счетом никакого значения, что именно думают о тебе другие люди! Важно одно: ты сама должна знать себе цену, знать кто ты и что. Честно говоря, я всегда считала, что ты это знаешь.
- А я и знаю! - воскликнула Пола. - Все дело в том, что я вовсе не уверена, что обладаю твоей работоспособностью, да и опыта твоего у меня нет.
Лицо Эммы помрачнело.
- Поверь, все это у тебя есть. И плюс к этому еще образование, которого я так и не смогла получить. Поэтому я больше не желаю слышать этого самоуничижительного тона! Могу еще согласиться с тобой в отношении опыта. Но не забывай: ты с каждым днем все больше приобретаешь его. Честно тебе говорю: без всяких угрызений совести я послала бы тебя в „Сайтекс” хоть завтра. И одну! Уверена, что ты прекрасно справишься. В конце концов, я же тебя воспитала! По-твоему, я не знаю, что сотворила?
„Что ж, верно. Я твоя копия. Только копии не бывают лучше оригиналов. Никогда”, - с горечью подумала Пола, но вместо этого сказала:
- Пожалуйста, не сердись, бабушка, - она почти ворковала. - Ты все сделала просто великолепно. Но я ведь не ты. И все правление, увы, об этом знает, что, конечно, сказывается на их отношении ко мне.
Эмма подалась вперед.
- Слушай меня внимательно. - Щелки ее прищуренных глаз сверкнули зелеными стеклышками из-под морщинистых век. - Ты, кажется, забываешь об одном, - произнесла она медленно, против своего обыкновения чеканя каждое слово, чтобы подчеркнуть их значение. - Когда ты будешь там, в „Сайтексе”, выступать от моего имени, то все они просто не смогут не отнестись к тому, что ты скажешь, со всей серьезностью. Власть! Что бы они там о тебе ни думали, они не посмеют проигнорировать ту власть, которая стоит за тобой. Когда ты унаследуешь мое положение, после моей смерти, то будешь представлять на правлении свою мать, а она будет единственным крупнейшим владельцем акций „Сайтекса”! И, как ее доверенное лицо, ты будешь контролировать двадцать пять процентов привилегированных и пятнадцать процентов обычных акций корпорации, стоимость которой оценивается во многие миллионы долларов.
Помолчав, Эмма пристально посмотрела на Полу и продолжила:
- Это не просто власть, девочка. Это огромная власть! Особенно, когда она сосредоточена в руках одного человека. Никогда не забывай об этом. Верь мне, они-то уж об этом не забудут. Даже вчера они не смогли этого сделать, а уж тем более завтра, когда потребуется раскрыть свои карты. Несмотря на все их совершенно безобразное поведение - а я только сейчас понимаю, как оно тебя коробило, - они ведь не смогли меня игнорировать, зная, что за мной стоит.

Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1 - Брэдфорд Барбара Тейлор => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1 автора Брэдфорд Барбара Тейлор дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1 у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1 своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Брэдфорд Барбара Тейлор - Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1.
Если после завершения чтения книги Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1 вы захотите почитать и другие книги Брэдфорд Барбара Тейлор, тогда зайдите на страницу писателя Брэдфорд Барбара Тейлор - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Брэдфорд Барбара Тейлор, написавшего книгу Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Эмма Харт - 1. Состоятельная женщина. Книга 1; Брэдфорд Барбара Тейлор, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн