А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Гуманизм Ренессанса реабилитирует и зем-
ную любовь мужчины и женщины: религиозным табу
противопоставляется нравственное чувство, в соеди-
нении с которым плотская любовь поднимается до
высоты святыни, до проявления духовности и гармо-
нии. Это, по определению Ф. Энгельса, <жизнерадост-
ное свободомыслие> диктует и новый подход к во-
спитанию. Сформулированные П.-П. Верджерио прин-
ципы гуманистического воспитания живы по сей день:
индивидуальный подход; учет возрастных различий;
учет индивидуальных физических и психических раз-
личий; воспитание тела и воспитание души; роль лич-
ного примера воспитателя; ориентировка на само-
раскрытие личности воспитуемых.
Начиная с XVII-XVIII вв. по мере формирования
понятия о личности и роста интереса к ребенку как
объекту воспитания складывается тенденция роман-
тизации и сентиментализации детства. Этот возраст-
ной период воспринимают как символ естественной и
безмятежно-счастливой невинности, ангельской чисто-
ты в противовес рассудочно-холодной, порочной, иску-
шенной в грехах взрослости. Правда, идеализация
детства не содержала даже грана интереса к подлин-
ному живому ребенку и его психологии. Подгонка
реального детства под сплав его идеализации с тра-
диционной религиозной моралью начинала серьезно
конкурировать с проектированием культуры.
В XIX в., к концу которого относится зарождение
научной сексологии, психосексуальная социализация
подрастающих поколений отражала официальную мо-
раль. Эта мораль выносила телесность и сексуаль-
ность за границы <приличного>, и Ф. Энгельс едко
иронизировал по поводу работ немецких социалистов,
читая которые <можно подумать, что у людей совсем
нет половых органов> . В Англии и Германии под
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 346.
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 6.
моральным запретом оказалось упоминание о ногах,
так как оно якобы способно было вызвать сексуаль-
ные ассоциации. В этих странах процветали публич-
ные дома. но за столом считалось неприличным по-
просить вслух передать цыплячью ножку или сказать
ребенку: <Не болтай ногами!> В ряде библиотек кни-
ги, написанные женщинами, хранились отдельно. Про-
изведения Ронсара, Руссо, Лафонтена, Вольтера, Бе-
ранже запрещались как <неблагопристойные>. Фло-
бера в 1857 г. судили за оскорбление целомудрия в
<Госпоже Бовари>, и он с трудом оправдался. Бод-
леру не так повезло - в том же году он был осужден
за книгу стихов <Цветы зла>, цензурный запрет на
которую был снят только в середине нашего века(!).
Изгоняя пол и сексуальность в дверь, психосексуаль-
ная культура того времени предусмотрительно остав-
ляла незакрытым окно. Запертая дверь полового во-
спитания и... распахнутые окна половой социализа-
ции.
Выход из этого конфликта мог быть связан лишь
с подготовкой общественного и индивидуального со-
знания к восприятию объективных данных о психо-
сексуальном мире человека. Реальные предпосылки
для этого создаются в ходе научной революции вто-
рой половины XIX в.
ГЛАВА 2. Мораль и наука
Наука выражается в изъявительном на-
клонении: она говорит о бытии. Мораль
же выражается в повелительном накло-
нении: она говорит о должном... Хотя
мораль нельзя вывести из науки, это
еще не значит, что она не может нахо-
дить в знанил обоснование, подкрепле-
ние или ограничение. Прежде всего ее
требования не должны противоречить
реальным возможностям, иначе желание
добра может обернуться злом.
А. Д. Александров, академик
Горизонты научной сексологии никогда не были
безоблачно ясными. Тем больше сегодня потребность
в действительно научном, объективном изучении пола
и сексуальности, которое избегало бы искушения

<...приспособить науку к такой точке зрения,
которая почерпнута не из самой науки (как бы по-
следняя ни ошибалась), а извне, к такой точке зре-
ния, которая продиктована чуждыми науке, внеш-
ними для нее интересами...> . Наука свободы, если
свободу понимать не как анархию и произвол, а как
творческую и ответственную произвольность в проти-
вовес исполнительскому автоматизму, и свобода нау-
ки в понимании К. Маркса продолжают свой диалог
и в наше время.
По самому своему существу это диалог науки и
морали. Он начал оживляться у нас в стране в кон-
це 60-х - начале 70-х гг., когда стало ясно, что мы
не располагаем научными знаниями, необходимыми
для решения все более настойчиво заявляющих о се-
бе семейных и демографических проблем. Несколько
десятилетий подмены нравственных ценностей идео-
логическими и неизбежного при этом вырождения мо-
рали в суррогат морализирования не могли не ска-
заться на восприятии психосексуального мира чело-
века. Реанимация сексологии давалась большим тру-
дом. За последние два десятилетия дело, безусловно,
продвинулось вперед, но обольщаться успехами рано.
Многое стало даже сложнее в силу более открытого
и демократичного обсуждения, высветившего то, что
раньше было скрыто. Научное изучение пола и сек-
суальности может казаться ненужной и даже вредной
новацией на том основании, что, мол, множество по-
колений прекрасно обходились без него. Эта точка
зрения жива и поныне, с ней нельзя не считаться, но
ее надо уметь опровергать. Подобно тому как, напри-
мер, знание педагогом математики не может ограни-
чиваться пределами школьного учебника, половое во-
спитание и просвещение требуют более глубокого
знакомства с сексологией.
Предмет сексологии
Сексологию часто отождествляют с сексопа голо- ,
гией - разделом медицины, изучающим нарушения aj
отклонения сексуальных функций. На самом деле 3TOj
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. II, С, 125.
iie так. Сексология-одна из новейших наук. И пред-
ложивший в 1907 г. ее название немецкий венеролог
Цван Блох, и один из немногих до недавнего време-
ни советских психологов, изучавших проблемы пола
ц половой дифференциации,- Б. Г. Ананьев, и осно-
ватель теоретической сексологии у нас в стране
И. С. Кон едины в мнении, что сексология-синте-
тическая, междисциплинарная отрасль знания, изу-
чи юшая поведение человека, связанное с вопросами
1ала.
Междисциплинарную сексологию сравнивают с
р.-.впосторонним треугольником. Одну его сторону
образуют биомедицинские, другую - социокультур-
ные. третью-психолого-педагогические исследова-
ния Каждая из этих сторон может изучаться отдель-
ными науками. Нейрофизиологу, исследующему раз-
личия функций анализаторов у мужчин и женщин, нет
дета до их взглядов на добрачную сексуальную
ж[знь, а интересующемуся именно этими взглядами
социологу - до функций анализаторов. Педагог име-
ет де.чо не с отдельными функциями, явлениями или
взглядами, а с живой, реальной личностью, всегда
ищущей и так или иначе находящей свое место в
жичпи, ограниченное ее биологической природой,
психологией и социокультурными влияниями. Понять
специфику полов можно лишь во взаимосвязи раз-
личных наук. По самым скромным подсчетам, к сек-
сологии имеют отношение более сорока областей че-
ловекознания - от биологии и медицины до педаго-
гики. социологии, криминологии, истории культуры
и т. л.
Предметом детской сексологии является междис-
циплинарное изучение закономерностей и динамики
пскхосексуальной (биологической, психологической и
социальной) дифференциации и функционирования на
дорепродуктивных этапах развития человека.
Об истории сексологии
Исчерпывающий исторический очерк читатель най-
лет в книге И. С. Кона <Введение в сексологию>, мы
же коснемся лишь некоторых важных для дальней-
шего рассмотрения моментов.
Многие вещи и понятия настолько привычны для
2 -876 17
современного человека, что ему может казаться, буд
то знание их возникло едва ли не с возникновением
человечества. В действительности же пол стал пред-
метом науки сравнительно недавно. Лишь в 1677 г.
Датчем и Левенгук наблюдали под микроскопом спер-
матозоид. Пройдет еще полтора столетия, прежде чем
фон Баеру в 1827 г. удастся увидеть под микроско
пом яйцеклетку млекопитающих. Уже в нашем ве
ке - в 1902 г.- в научный обиход вошло слово <гор-
мон>, а зоолог из Филадельфии Мак-Клаиг описал
полотнпизируюшне хромосомы Х и У. Лишь немногим
больше 20 лет назад Уильям Мастере и В Джонсон
в книге <Человеческая сексуальная реакция> описали
результаты проведенных ими лабораторных исследо-
ваний человеческой сексуальности как функции вза-
имодействия пары, а не просто свойства мужчины или
женщины.
Биологические открытия, с одной стороны, воспри
ннмаются как приближение к <разгадке тайны пола>
а с другой, благодаря своему объективному харак
теру выглядят как свидетельства <бесстрастной> нау
ки. Однако дорога даже к биологическим открытия>
в области пола и сексуальности далеко не всегда
легка и безопасна, тем более в тех областях сексолог
гии, где результаты исследований нельзя <потрогать
или <увидеть>, но где выводы из них ставят люде
перед необходимостью менять взгляды, убеждений
привычки, стиль отношений.
Проще всего было бы <осудить> и <заклеймит
антисексуальные установки и разгул моральной uei
зуры конца XIX - начала XX в. Однако если вспо:
нить, что их аргументация едва ли не дословно во
производится сегодняшними противниками психосе
суальной демократизации (например, <Долит"
В. Набокова даже вполне просвещенными люды
нет-нет да и воспринимается как порнография),
полезнее задаться вопросом о причинах и движущ
силах этих позиций. Люди чувствуют себя уверены
когда стабильность и изменяемость жизни находят
в некоей оптимальной пропорции, когда можно дш
гаться по жизни, ориентируясь по стандартным пр1
метам: мало изменений-возникают чувства от эг
ментарной скуки до экзистенциального тупика, ели
ком много изменений - появляются тревога, стр"
растерянность, паника. Мир психосексуальных пе]
я<11ваний, семьи и родительства - наиболее интимные
II значимые сферы жизни каждого человека; в них
оптимальность пропорций особо важна. Оптимальным
яе представляется человеческому сознанию чаще все-
го то, что выдержало испытание временем, подтвер-
дило свою полезность и действенность, освящено тра-
дициями. Социальная и экономическая раздроблен-
iiocTb, расшатывание, а то и разрушение вековых
традиций ставили людей перед многими труднораз-
решимыми конфликтами, часто неосознаваемыми и
потому неподвластными <сильной воле>, а связанное с
ними эмоциональное напряжение фокусировалось в
личностно наиболее значимых сферах интимной жиз-
ни, семейных устоев, преемственности поколений и
т. д. Первыми, кто рискнул взяться за объективное,
а не обслуживающее традиции изучение психосексу-
ального мира человека, были врачи, имевшие дело с
патологией, а потому вроде бы и не вторгавшиеся
в мир переживаний обычного, здорового человека. К
тому же норма - более трудный объект для изучения,
чем болезнь, и многие стороны здоровой человеческой
жизни начинали изучаться как раз с отклонений. В
числе родоначальников сексологии назовем венско-
го психиатра Р. Крафт-Эбинга (1840-1902), швей-
царского психиатра, невропатолога и энтомолога
А. Фореля (1848-1931), немецких психиатров А. Мол-
ля (1862-1939) и М. Хиршфельда (1868- i 935), не-
мецкого дерматолога и венеролога И. Блоха (1872-
1922), основоположника психоанализа австрийца
3. Фреи.!а (1856-1939), английского врача и публи-
циста Х Эллиса (1859-1939).
370 были люди разных взглядов и убеждений, но
общим о их судьбах было то агрессивное возмуще-
ние общественности, с которым встречались их захо-
дящие <слишком далеко> научные труды. Р. Крафт-
Эбннг по цензурным соображениям многие места сво-
ей вышедшей в 1886 г. книги о сексуальных психопа-
тиях написал по-лтыни, что не помешало окружаю-
Щи1 обвинить его в смаковании грязных деталей и
поставить вопрос о лишении его звания почетного
члена Британской медико-психологической академии.
И. Блох, которому принадлежит термин <сексология>,
преобладающую часть своих трудов вынужден был
публиковать под псевдонимом. X. Эллис - автор семи-
""иоо исследования по психологии пола, сегодня
признанного классическим, подвергался судебному
преследованию за <непристойность> его работ, при-
чем ни один авторитетный ученый не рискнул высту-
пить с публичной его защитой. М. Хиршфельд осно-
вал первый в мире сексологический журнал и сексо-
логический институт - впоследствии его разгромили
нацисты.
Ниже мы сможем убедиться, что драматическая,
а нередко и трагическая линия истории сексологии
на этом не обрывается. В некоторых странах и се
годня заниматься сексологией - значит рисковать.
Основоположники сексологии были детьми своего
времени и, даже опережая его, не могли стать сво
бодными от свойственной ему идеологии или неиз
бежной научной ограниченности. Сколь чудесными ни
были открытия биологии, одними только биологиче
скими законами объяснить поведение человека был(
невозможно. Сколь яркие примеры ни поставляла ис
следователям клиника, она скорее ставила вопросы
чем объясняла поведение людей за ее стенами. К то
му же единственный <естественный> смысл сексуаль
ности виделся лишь в деторождении: прочее дл1
религии было греховно, для науки - ненормально, <
для широкой публики - то и другое вместе взятое
Возникала потребность в соотнесении биологически
и клинических данных с культурой (такие попытк
предпринимал уже И. Блох), с человеческой психе
логией (эта линия представлена энциклопедическим
работами X. Эллиса). Последователем Эллиса бы,
Ван де Вельде (1873-1937); в 1926 г. он выпусти
книгу <Идеальный брак>, которая в 1967 г. вышл
77-м изданием. В этой книге едва ли не впервые же
щина представлена не просто с позиций ее роли
воспроизводстве и как объект сексуальной активною
мужчины, но как его равноправный, паритетный пар
нер. Уже на начальных этапах развития сексолоп
возникает интерес к реальному сексуальному пов
дению людей: первые массовые анкетные опрос
предпринял М. Хиршфельд, который в 1903 г. раз
слал анонимную анкету 3 тыс. студентов, а
1904 г.-почти 6 тыс. берлинских рабочих.
Ключевое место в сексологической теории перв<
половины нашего века принадлежит психоаналМ
3. Фрейда. Чтобы не поддерживать печальную тра;
цик) голословного шельмования самого 3. Фрейда
его теории, я отсылаю читателя к публикующимся
сейчас у нас в стране его работам и серьезному рас-
смотрению психоанализа отечественными учеными
(р. М. Лейбиным, И. С. Коном и др.). Читателю
предстоит выработать собственное отношение к этой
теории-
Отмечая слабые ее стороны, обычно называ-
ют: 1) трактовку пансексуализма с его неопреде-
ленно-расширительным понятием половое и понима-
ние м либидо как особой глобальной сущности; 2)
предпавление о том, что все пути реализации либидо
связаны с конфликтом сексуальности и культуры;
з) пиологизацию половых различий; 4) теорию дет-
скоп сексуальности с ее якобы универсальными комп-
лексами- 5) сведение сложного и многомерного про-
цесса половой идентификации только лишь к отно-
шениям <родители-ребенок>, экстраполируемым на
все развитие личности. Осознание этих слабых сто-
рон привело к тому, что с 60-х гг. психоанализ начи-
нает утрачивать ведущее значение в современной за-
падной сексологии, а наиболее авторитетные сексо-
логические работы последних десятилетий написаны
с не- или антифрейдистских позиций,
Сказанное, однако, не должно исключать научных
заслуг 3. Фрейда, который, даже ошибаясь в выво-
дах. очень тонко и точно чувствовал и ставил основ-
ные сексологические проблемы- Его работы опроверг-
ли однозначное сведение сексуальности к функциони-
рованию половых органов, выявили связь индивиду-
ального полового поведения с культурными нормами,
помогли понять социальные и психологические пред-
посылки некоторых сексуальных нарушений, сексу-
альных символов и запретов. Чрезвычайно важным
было осмысление роли и значения сексуальности в
жизни человека, необходимости ее не только для вос-
производства, но и для нормального развития лично-
сти: сексуальность непостижима вне личности, как и
личность непостижима вне сексуальных переживаний.
Понимание так называемых половых извращений
как следствия перипетий развития личности опровер-
гало взгляд на них как на дегенерацию и открывало
новые перспективы помощи и коррекции. Фрейдов-
ские представления о фазности психосексуального
Развития оказались настолько глубокими, что, напри-
Р, их используют в своей практике педагоги, не
только далекие от фрейдизма, но и активно не пр
нкмающие его.
Следующий крупный шаг в развитии сексологи
сделан американским исследователем А. Кинз)
(1894-1956). В конце 30-х гг. он начал массовое
социологическое исследование, направленное на изу
чение фактов сексуального поведения человека, а н<
искажаемых многими обстоятельствами мнений о не
Исследование завершилось публикацией <Отчете
Кинзи> (1948, 1953), посвященных сексуальному по
ведению мужчин и женщин. В них обобщены резул
таты около 19 тыс. интервью, каждое из которых вм
стило от 350 до 520 пунктов информации. Эти два т
ма, содержащие более 1500 страниц преимуществен
но табличного материала, принесли А. Кпнзи мирону;
славу. О значении этой работы говорит хотя бы т(
что и спустя много лет ее результаты дают материа.
для новых выводов (например, в исследования
Г. С. Васильченко), а в 1979 г. Институт им. А. Кип
зи опубликовал новую версию данных ннтервы
(1938-1963), созданную на основе компьютерны
пересчетов. Судьба же самого А. Кинзи не была стол
успешной. С первых шагов работы он вынужден бы.
преодолевать яростное сопротивление реакционны
кругов, чинивших препятствия в проведении и фина1
сировании исследований. В 1954 г. он стал мишены
маккартистов; комиссия по расследованию антнам<
риканской деятельности постановила, что <исследовг
ния института ненаучны, их выводы оскорбляют н{
селение и продолжение его деятельности привело 6]
к ослаблению американской морали и cnoco6cTBOBaJ
бы коммунистическому перевороту>. В 1956 г. А. Ки]
зи умер от сердечного приступа.
К этому времени сексология уже развивала)
своими путями, формируясь как синтетическая мея
дисциплинарная область знания, включающая изуч:
ние расширяющегося круга сторон человеческ
жизни и поведения. Остановить ее развитие ста.
невозможно.
Среди пионеров сексологии - многие и наши oi
чественные ученые: И. Р. Тарханов, И. М. Сеченс
И. П. Павлов, А. А. Ухтомский, В. М. Бехтер<
М. А. Членов, М. Ф. Нестурх, П. П. Блонский, Е.
Аркин, Л. С. Выготский и другие. Этнографы и
пологи В. Г. Богораз, М. М. Бахтин, В. Я. Пропп

другие первые начали изучать половой символизм.
Уже в начале XX и. М. А. Членов, Д. Н. Жбанкоп,
ij 13. Фавр пронз.юднли представительные социоло-
щчсскпе опросы, посвященные сексуальному поведе-
нию и охватывавшие от 2 до 6 тыс. опрашиваемых.
]-{о т 6 1ЫС. распространенных Д. Н. Жбанковым ан-
кет \лпось спасти чуть более трехсот-остальные
были конфискованы полицией. В 20-30-х гг. прово-
дилгсь широкие социально-гигиенические обследова-
ния сексуального поведения и семьи. Это прежде все-
го опросы И. Г. Гельмана (1922), С. Я. Голосовкера
(1923), Д. И. Ласса (1925), М. С. Бараша (1925),
с. Е. Бурштына (1925), Ц. Ю, Ротштейна (1925),
и Г. Петренко (1925), Р. М. Тер-Захарова (1928),
r, А. Баткиса (1929), А. Д. Меньшова (1929), О. Н.
Островского (1930) и других. Они охватывали от со-
тен до нескольких тысяч опрошенных разных воз-
растов, социальных групп в различных районах стра-
ны. В результате СССР с 20-х гг. занимал первое
место в мире по социологическим опросам о сексу-
альном поведении. Нельзя не отметить и того, что
пара.ч.:ельно с этим шло интенсивное изучение пси-
хосексуального развития детей (П. П. Блонский,
Л. С. Выготский, Е. А. Аркин и др.). Однако начи-
ная с 30-х гг. эти исследования <закрываются>, как,
впрочем, и исследования по множеству других науч-
ных направлений. Политизация науки в 30-50-х гг.,
Великая Отечественная война и послевоенное восста-
новление унесли многих талантливых исследовате-
лей, остановили развитие сексологии, возрождение
которс;:! начинается лишь в середине 60-х гг.
Сексуальная революция
Выражение <сексуальная революция> трудно при-
знать удачным, так как за ним видятся анархия, на-
правленность на переворот в сфере норм и законов
сексуйлыэй жизни, воспринимаемые в силу рассмот-
ренных выше причин как посягательство на основные
"Рэвсгненные ценности. На самом деле никто из
соогоа не ставит перед собой такие цели, не раз-
рабатывает <революционные> программы и т. д.
Поскольку все же выражение <сексуальная рево-
Ция> имеет достаточно широкое хождение, педаго-
) важно понять его истинный смысл, а не шарахать-
ся от него, как черт от ладана. Сексуальная рево-
люция-это борьба против различных форм двой-
ного стандарта, предписывающего мужчинам и жен
шинам разные нормы поведения, против сексизма -
сексуальной дискриминации женщин, а также муж-
ского шовинизма, предполагающего исключительное
мужчин как существ высшего по сравнению с жен-
щинами порядка. Двойной стандарт окрашивает отно-
шение к полу не только мужчин, но и женщин. При-
мером этого может служить так называемый эман
сипационный экстремизм, когда женщины, борющие-
ся за равноправие, понимают его не как равные п(
значимости права разнополых партнеров, а как необ
ходимость <догнать и перегнать> мужчин в традици-
онно мужских формах поведения. Крайности чаете
смыкаются, так что эмансипационный экстремизм нг
деле обернулся дискриминацией: по данным 1989 г.
93% женщин у нас в стране работают, имея возмо>
ность уделять воспитанию детей в среднем 17 мин
сутки; 270 тыс. женщин трудятся на физически изн)
рительных работах, 65 тыс.- на трудоемких путейны
работах, 4 млн.- в ночные смены; в торговле же -
этой вроде бы <женской> специальности -80% ее
ставляет тяжелый немеханизированный труд ир
суточной норме поднятия тяжестей для женщины
7 тонн (!). Конечно, женщины по необходимости
тяжелые для страны времена брали на себя мной
(вспомним частушку военных времен: <Я и лошад
я и бык, я и баба, и мужик>), но едва ли стремили)
к тому, чтобы это стало нормой их жизни. Но-ст
ло! И как подчеркивает социолог А. И. Антонов, i
одно-два поколения люди привыкают к тому укла)
жизни, который пусть даже и навязан им извне, н
чиная считать его нормой и избегать изменений: тол
ко 9% москвичек ответили утвердительно на вопра
хотели бы они заниматься детьми и домом, если б
им сохранили зарплату. Резонанс эмансипационно]
экстремизма как видоизмененного продолжения <дво
ного стандарта> производит, по признанию мног
специалистов (врачей, юристов, социологов, демоЩ
фов, психологов, педагогов), разрушительные эфф<
ты в самых разных сферах жизни. ,
Сексуальная революция не должна превращав
в социальный погром. Это борьба за равные для м)
чин и женщин возможности самораскрытия, реал
,дц своих специфических потенциальных возможно-
стей. Применительно к социальным отношениям идеи
уальной революции преломляются в демократи-
зации отношений мужчин и женщин, но даже она
прокладывает себе путь не всегда безболезненно и
легко.
Еще больше трудностей возникает в узком, соб-
ственно сексуальном ее понимании. Происходит ин-
тенсивное переосмысление значения пола и сексуаль-
ности, их места и роли в жизни. Обобщая процессы
этого переосмысления, С. И. Голод в книге <Ста-
бильность семьи: социологические и демографические
аспекты> выделяет:
1. Понимание несводимости супружеской сексу-
альности исключительно к деторождению. Эта несво-
димость, недавно еще воспринимавшаяся как <без-
нравственность> или <патология>, сегодня становит-
ся нормой.
2. Обретение сексуальностью одинаково сущест-
венного значения для мужчин и женщин, выходяще-
го за пределы брака, рассматриваемого в новой си-
стеме ценностей и отношений. Характер, выражен-
ность и значение этих изменений С. И. Голод опре-
деляет как революционные. Остро актуальной при
этом становится проблема поиска критериев нрав-
ственности повседневного поведения людей в области
пола и сексуальности.
3. Изменяются соотношения матримониального,
прокреативного и сексуального поведения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Загрузка...